Книга «Ростов шахматный». Глава 4. Они играли в Ростове…

Глава 4 из книги А. Бушкова «Ростов шахматный».

К СОДЕРЖАНИЮ КНИГИ

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

Василий Смыслов.

Так же как и его «правопреемник» в ряду обладателей шахматной короны (речь, конечно же, идет о Михаиле Тале), 7-й Чемпион Мира Василий Васильевич Смыслов (1921-2010) лишь однажды принял участие в соревновании, которое проходило в Ростове. Было это в 1993-м году, на международном шахматном фестивале, посвященном 80-летию выдающегося советского гроссмейстера, нашего земляка Игоря Захаровича Бондаревского (1913-1979).

В советское время Ростов по праву считался «шахматным» городом, гостеприимно принимая участников различных соревнований российского, союзного и международного уровня. Но в «лихие девяностые» сделать это было очень и очень непросто. Благодаря усилиям «идейных вдохновителей» фестиваля – уроженцев Ростова, выдающихся шахматистов и организаторов шахматного движения – Е.А. Бебчука и В.Н. Тихомировой – невозможное стало возможным. Главным спонсором соревнований выступило АО «Эмпилс» (бывший химический завод им. Октябрьской Революции) в лице своего Генерального директора – большого любителя шахмат – В.Е. Половникова и директора шахматного клуба химиков – Э.Н. Надозора.

В рамках фестиваля было проведено сразу два турнира (главный – по круговой системе – 12 участников) и так называемый «опен» (по «швейцарской» системе, 9 туров, 50 участников). Кстати, «опен» имел для Ростова очень благоприятные последствия. В нем удачно выступила известная шахматистка Светлана Матвеева (г. Фрунзе, ныне – Бишкек, Киргизия), выполнившая мужскую гроссмейстерскую норму. Руководство «Эмпилса» сделало ей предложение, которое Светлана с удовольствием приняла – переехать в Ростов-на-Дону! Вскоре на предприятии появилась женская шахматная команда. Она сумела дойти до финала Кубка Европы-1996, где завоевала бронзовую медаль!

Таковы были «нетрадиционные» последствия взаимодействия химии и шахмат, случившиеся на донской земле. С другими аспектами подобного взаимодействия можно ознакомиться в этой статье: «Улыбка Мигеля Найдорфа».

Перед вами – программа фестиваля (из коллекции Эдуарда Николаевича Надозора).

На ней расписались – победитель главного турнира – Сергей Тивяков (Россия), один из призеров – Лев Псахис (Израиль), почетные гости фестиваля – Вера Николаевна Тихомирова и легенда советских и мировых шахмат - Андре Арнольдович Лилиенталь. Есть там и автограф героя этих заметок – Василия Васильевича Смыслова…


Мемориал И.З. Бондаревского,
Ростов-на-Дону, 1993

Участники123456789101112ОчкиМесто
1. С.Тивяков, Россия*10½½ ½1 1 ½1 1 ½ 7,51
2. В.Епишин, Россия0*½½½ ½1 ½½ 1 1 1 7 2-3
3. Л.Псахис, Израиль 1½ *½½ 1 ½ 1½ ½ ½ ½ 7 2-3
4. С.Долматов, Россия ½½ ½*1½ 0 ½ ½½ 1 16,54-5
5. И.Смирин, Израиль ½ ½ ½0*½ ½ ½ 1 ½ 1 16,54-5
6. Р.Ваганян, Армения ½ ½ 0 ½ ½ * ½ ½ 0 1 ½ 15,56-8
7. Ю.Разуваев, Россия0 0½ 1½ ½*½½ ½ 1 ½ 5,56-8
8. В.Тукмаков, Украина 0 ½ 0 ½½½ ½* 1 ½ ½ 15,56-8
9. Л.Олль, Эстония ½ ½½ ½0 1 ½ 0 *0½1 5 9
10. В.Смыслов, Россия00½ ½ ½ 0½ ½1* ½ 0 4 10
11. С.Лпутян, Армения 0 0½ 0 0 ½ 0 ½½ ½*½ 3 11-12
12. Н.Пушков, Россия ½ 0 ½ 0 00½ 0 01 ½ *3 11-12

Из итоговой таблицы турнира видно, каким представительным был состав участников.

72-летний Патриарх советских шахмат выступил не очень удачно («явно ниже своих возможностей», как написали бы расторопные журналисты лет 40-50 назад). По возрасту все его соперники годились Василию Васильевичу в сыновья, если не во внуки. В партии с нашим земляком, мастером (впоследствии – гроссмейстером) Николаем Пушковым, из Азова, он просмотрел мат в два хода. Это была единственная победа Пушкова в турнире.

Одну партию выиграл и Смыслов. Зато – какую партию…

Как написали бы те же самые журналисты (см. выше) – если бы предводитель белых фигур сыграл в своей жизни только одну эту партию, его имя навсегда бы осталось в истории шахматного искусства.

Смыслову удалось в ней соединить, казалось бы, несоединимое. В его гениальной комбинации переплетены мотивы шахматной композиции (задачные и этюдные) с жесткими реалиями практической игры. Партия обошла всю мировую печать.

Ростовчане могут гордиться – она была сыграна в нашем городе…

Василий Смыслов (Россия) – Лембит Олль (Эстония)

Мемориал И.З.Бондаревского, Ростов-на-Дону, 1993
Голландская защита

1. d4 f5 2. g3 Kf6 3. Cg2 g6 4. Kh3 Cg7 5. Kf4 c6 6. h4 d6 7.Kc3 e5 8. de de 9. Ф:d8+ Кр:d8 10. Kd3 Kbd7 11. e4 Ле8 12. Cg5 h6 13. Cd2 Kb6 14. 0-0-0 Крс7

Черные благоразумно уводят короля с вертикали «d». Их активный выпад 14…Кс4 при короле на d8 невозможен из-за 15. К:е5 К:е5 16. С:h6+ и белые выигрывают.

15. b3 fe 16. K:e4 К:е4 17. С:е4 Сf5 18. Лde1 Лad8 19. Сс3 Кd7

Планы сторон полностью прояснились: у белых – позиционное преимущество, они «давят» на слабую пешку е5. Черные всеми силами стараются ее удержать.

20. Ле2 Ле7 21. h5 С:е4 22. Л:е4 gh 23. Л:h5 Лde8 24. Лh1 Сf6 25. Крd1

Белые не только избегают простой ловушки 25. Л:h6? Сg5+ Их король направляется на королевский фланг, где у черных уже образовалась вторая слабая пешка.

25 …Сg5 26. Кре2 Крd6

Ход, изменивший течение партии. Понимая, что пассивное «стояние» ни к чему хорошему не приведет, черные направляют своего короля в самую гущу событий.

27. Лd1 Кре6 28. f4!

Делая столь обязывающий ход, белые, несомненно, уже разглядели удивительную комбинационную возможность, скрытую в этой, казалось бы, чисто «технической» позиции.

28 …Крf5

Черные предельно активизируют короля. У белой ладьи нет удобного поля для отступления. В этот момент многие зрители (а также, наверное, и участники турнира) решили, что «дедушка чего-то не заметил»…


29. g4+!!

Ход потрясающей красоты и силы. Белые жертвуют ладью! Если черные ее не берут, они просто теряют слона и получают проигранное окончание. Эстонский гроссмейстер принимает «жертвоприношение», не вполне, видимо, осознавая его «данайскую» природу.

29… Кр:е4
30. Кf2+

Картина проясняется… У черных единственный ход.

30… Кр:f4
31. Лg1!!


Грозит мат (32. Cd2Х). От него можно защититься, «открыв форточку» для короля (31 …е4). Но тогда, воспользовавшись тем, что поле е4 заняла черная пешка, решающий удар наносит конь: 32. Кh3Х!

Блестяще! Торжество разума и гармонии.

Черные сдались.

7-й Чемпион Мира по шахматам Василий Васильевич Смыслов


Михаил Таль.

Восьмой Чемпион Мира посетил Ростов-на-Дону (с «официальным» визитом) – лишь однажды. В 1971-м году он принял участие в 7-м Первенстве СССР среди команд спортивных обществ и ведомств, которое проводилось в нашем городе с 1-го по 10-е августа.

…Не забыть открытие турнира, состоявшееся 1-го августа. Торжественный прием, устроенный ростовчанами лучшим советским шахматистам, судя по всему, превзошел все их ожидания. Представление участников на открытой эстраде парка имени Горького сопровождалось спортивными маршами, составы команд, объявлявшиеся по «громкой связи», были слышны по всей округе – от Энгельса (Большой Садовой) до Пушкинской и от Ворошиловского до Буденновского. Когда на сцену вышел Таль, казалось, что от несмолкаемой овации рухнут небеса. Михаил Нехемьевич неловко раскланивался, он был явно смущен. Тогда – не только в Советском Союзе – ни в одной стране мира – не надо было никому объяснять, кто такой Таль…

«Мы сыграли с Талем десять партий… В преферанс, в очко и на биллиарде… Таль сказал: «Такой не подведет!» – до написания Владимиром Высоцким песни «Честь шахматной короны» оставалось чуть больше года… Второй ее незримый герой – Чемпион Мира Борис Спасский («Локомотив») – приехал в Ростов через несколько дней – к финальным соревнованиям.


Всего же в Первенстве приняли участие представители 11-ти команд. Это – «Спартак», «Динамо», «Буревестник», «Вооруженные силы», «Авангард», «Локомотив», «Зенит», «Труд», «Даугава», «Молдова» и «Водник». Донские шахматисты «просматривались» в трех командах. За «Водник» выступал главный врач Ростовской больницы водников, кандидат в мастера Игорь Хохловкин. За «Зенит» – мастер из Белой Калитвы Валерий Быков. Многие ростовчане желали успеха бывшему земляку – мастеру (будущему гроссмейстеру) Науму Рашковскому («Спартак»). В Ростове «Нёму» хорошо знали. Прожив в нашем городе несколько лет, юный шахматист не только стал сильным мастером, но и приобрел среди ростовчан много друзей и знакомых.

Жребий разделил участников на три полуфинальные группы. По два лучших коллектива из каждой группы выходили в главный финал. «Неудачникам» предстояло разыграть места с 7-го по 11-е.

Позднее, на страницах рижского журнал «Шахматы» его Главный редактор, Михаил Таль, вспоминал:

Личные соревнования всегда перемежаются с командными, а для сборной команды «Даугавы» я еще «годился». И вот мы едем в Ростов-на-Дону на чемпионат страны. В это время наша команда переживала кризис, так как многие сильные шахматисты Латвии перешли в армейское спортобщество. Рига провожала нас с уверенностью, что мы займем одно из последних мест и покинем высшую лигу. Но у нас оказался дружный коллектив, и лишний раз подтвердилась старая истина: для командных соревнований высокий коэффициент Эло – это лишь половина вероятного успеха.

Я сыграл неплохо и получил приз за лучший результат на 1-й доске.


Результат, показанный Талем – 4,5 очка из 6-ти возможных. А абсолютно лучшее достижение было зафиксировано на юношеской доске – 6,5 очков из 7-ми. Их добыл для коллектива «Вооруженных сил» гроссмейстер Анатолий Карпов – Чемпион Мира среди юношей. Пройдет всего 4 года и Карпову окажется впору уже «взрослая» шахматная корона…

Во встрече лидеров «Авангарда» и «Даугавы» – гроссмейстеров Л. Штейна (слева) и М. Таля была зафиксирована боевая ничья.

7-е августа 71-го года запомнится мне надолго. В этот день, придя во Дворец спорта пораньше, я «застолбил» место у столика №1 матча «Даугава» – «Молдова».

Таль играл белыми с мастером Гитерманом. Как обычно, партии лидеров команд дублировались на демонстрационной доске. Но мне было хорошо видно и само «поле боя». Внешне события на нем развивались довольно непритязательно:

Таль («Даугава») - Гитерман («Молдова»)

Ростов-на-Дону, 1971

1. d4 Kf6 2. c4 e6 3. Kf3 Cb4 4. Kbd2 d5 5. Фa4 Кc6 6. e3 0-0 7. Сd3 dc 8. С:c4 Сd6 9. 0-0 e5 10. d5 Кe7 11. e4 Кg6 12. Лe1 Кh5 13. Сf1 Кhf4 14. Сc4 Сg4 15. Фb3 Фf6 16. Кfd2 Фg5 17. Фg3 Фh5 18. К:d6 cd 19. f3 Сc8 20. Кc4 Лd8 21. Сd2 Фh6 22. Лac1 Кh4 23. Фf2 Фf6 24. Лe3 Кhg6 25. Лa3 h5?

Этот импульсивный ход Соломон Гитерман сделал довольно быстро. Вероятно, оценив позицию и убедившись, что давление черных фигур на королевском фланге недостаточно для создания реальных угроз, он решил подключить к атаке крайнего «пехотинца», оставив без защиты пешку «a». В случае 26. Л:а7 Л:а7 27.Ф:а7 Кh4 28.Фf2 Кh:g2 29.С:g2 Кd3 черные, наверное, были согласны перейти в худшее окончание, в котором однако еще много борьбы. По реакции Таля было видно, что этот дар он принимать не намерен. Черный конь на f4 расположен как-то «неуютно». Пора его потревожить!


26. Кb6! Лb8 27. К:c8 Лb:c8 28. g3. Черные сдались.

Можно ли было сохранить фигуру?

Можно! - Решили мы (я и еще несколько зрителей) – и тут же «прикинули» следующий вариант:
28 …Л:с1 29. С:с1 Фg5 30. Крh1 Кd3! 31. С:g5 К:f2+ 32. Крg2 f6 33. Кр:f2 fg 34. Л:а7.

Общее наше мнение было таким – несмотря на «героические» усилия по спасению фигуры, спасти этот эндшпиль черные вряд ли смогут… Так что Гитерман сдался «правильно»!

Увлеченные разбором этого варианта, мы не заметили, что к анализу партии приступили сами ее участники. Таль показывал Гитерману многочисленные продолжения, оставшиеся за кадром, его соперник внимательно слушал. Это было потрясающее зрелище! Партия, казалось бы, внешне совсем не примечательная, заиграла такими красками, такими глубинными, подспудными пластами, что просто дух захватывало! К анализу подключились другие участники Первенства, замелькали фигуры, казалось, что в руках экс-чемпиона мира они оживают! Полчаса после окончания поединка пролетели, как одно мгновение…

«Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная»… (А.С. Пушкин)


…Этот день поистине выдался «черно-белым», вернее – «бело-черным» – и не только в шахматном смысле.

7-го августа в Москве игрался финальный матч Кубка СССР по футболу – «Спартак» (Москва) - СКА (Ростов-на-Дону). Памятуя об ужасающей неудаче в финале 69-го года, я решил не смотреть телевизионный репортаж (чтобы не сглазить). Тем более, что погружение в волшебную волну шахматного праздника отодвинуло футбол на второй план. Однако вскоре он поневоле напомнил о себе в лице гроссмейстера Либерзона, из команды «Вооруженных сил». Выскочив, словно черт из табакерки откуда-то из-за кулис, он подбежал к своему столу, поспешно сделал ход, и снова «изменившимся лицом» быстро удалился.

– Ну, как там, Володя?
– Хреново. Ростов ведет 2:1. До конца осталось минуты три, не больше…

Я посмотрел на часы. Действительно, судя по времени, игра заканчивается. Прошло минут пять, а может – семь. Либерзон появился снова, мгновенно сделал ход и, забыв нажать на кнопку часов, «унесся» в неизвестном направлении.

– Неужели Кубок уже наш? – подумал я. Напрасно подумал… В ту же секунду, с шумом и треском, торжествующий гроссмейстер, едва не растянувшись на повороте, принес «радостную» весть – «Спартак» сравнял счет.

…Справедливость восторжествовала ровно через десять лет – в 1981-м году. Тогда снова в «Лужниках» в финальном матче наши играли со «Спартаком» и на этот раз – победили…

* * *

А победителями Первенства-1971 в Ростове стали шахматисты «Буревестника».

Лидер команды – гроссмейстер Марк Тайманов – буквально сиял от счастья. Еще бы!

Всего два месяца назад в матче претендентов он оглушительно проиграл Роберту Фишеру – 6:0! Беда не приходит одна – при возвращении, вопреки неписанным правилам, гроссмейстера досмотрели на таможне и – о, ужас! – обнаружили книгу А.Солженицына, изданную за рубежом. Тайманова сделали «невыездным», лишили звания «Заслуженный мастер спорта», вывели из состава сборной команды СССР.

И только родной «Буревестник» согрел его своим крылом!

Тогда, в Ростове я услышал анекдот:
– Вы слышали, какие неприятности у Солженицына? При обыске у него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича»!

* * *

Достойно завершили Первенство и шахматисты «Даугавы». Опередив «Динамо», «Зенит» и «Водник», латвийская команда сохранила место в высшей лиге.

Спортивные показатели, однако, быстро исчезают из памяти.

Запомнилось другое – во время открытия турнира Михаил Таль бросил взгляд на эмблему Первенства и улыбнулся своей неповторимой улыбкой.


Может быть, в эту минуту он вспомнил о знаменитом «Шахматном клубе четырех коней», что в городе Васюки и о «старшем мастере» Остапе Бендере…

Кстати, в этом году дипломная работа Таля, посвященная творчеству Ильфа и Петрова, стала достоянием Музея шахмат в Москве. Надеюсь, она будет опубликована.

«Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная»…

Борис Спасский.

Январь 1953-го года… Трудно начинался тот далекий год. Одно «дело врачей» чего стоит.

И, тем не менее – вспоминается яркая «картинка детства» – моего отца пришли проведать его одноклассники – Петя Петков (для меня – «дядя Петя») и Володя Котляров («дядя Володя»). Любители шахмат, они тут же стали обсуждать последнюю новость: в Бухаресте начался крупный международный турнир. И в первом же туре Спасский выиграл у Смыслова! У самого Смыслова!!!

– Борис Спасский… Пацанчик такой… Сколько ему лет?
– Лет пятнадцать, не больше. Он играл у нас в Ростове, в прошлом году, в четвертьфинале Союза.
– Да нет, в каком четвертьфинале. Там играл Юрка Кнышенко, ты что забыл? Никакого Спасского там не было. А вот в командном Чемпионате Союза среди юношей – действительно был такой паренек. Играл за Ленинград на 1-й доске. Кандидат в мастера.
– В пятнадцать лет и уже кандидат в мастера? Ничего себе…
– Братцы, а как же могли послать кандидата на международный турнир? Да еще за границу?
– Да, интересное дело! Кандидат в мастера… Знатная фамилия – Спасский! Ботвинник, берегись! Идет тебе смена!

* * *

Дорогие мои старики… Тогда еще, конечно, не старики. Вы были правы, каждый по-своему. Да, в 1952-м юный ленинградец впервые «засветился» на нескольких крупных турнирах в качестве «восходящей звезды» советских шахмат. Это и четвертьфинал Первенства Союза в Риге. И Чемпионат Ленинграда (2-е место, позади гроссмейстера Тайманова, но впереди Левенфиша, Корчного, Фурмана!), и конечно, Ростов-на-Дону, 11-е командное Первенство СССР среди юношей, в котором команда Ленинграда заняла 3-е место. А в ростовском четвертьфинале действительно здорово сыграл Юрий Кнышенко, ученый-историк, кандидат в мастера, неоднократный чемпион Ростова. Опередив Лутикова, Крогиуса, В. Макогонова, он вышел в полуфинал. За него, как фронтовика и ровесника, болели мои «старики». Юрию Венедиктовичу посвящено несколько страниц нашей книги.

* * *

10-й Чемпион Мира по шахматам Борис Васильевич Спасский четыре раза посещал наш город с «официальными» визитами, в качестве участника тех или иных соревнований. Второй и третий его приезды связаны с полуфиналами Чемпионатов СССР, которые проводились в Ростове-на-Дону в 1958-м и 1960-м годах. Особенно запомнился мне турнир 1960-го года. В один из дней, устав от футбольных баталий на нашей Донской улице, мы, трое приятелей, 12-13-ти лет, поспешили в ростовский Дом офицеров. У входа мы встретили… Спасского.

– Борис Васильевич…
– Здравствуйте ребята!

С каждым из нас Спасский приветливо поздоровался за руку, спросил, как зовут, какой разряд, где мы занимаемся шахматами, какие книги читаем, за кого болеем.

Я честно признался, что болею за Таля. Уже целых три года! Он, ведь, уже – Чемпион Мира!

– Я передам Михаилу, что у него в Ростове есть такие болельщики. Ну, а мне теперь его догонять надо!
– Борис Васильевич, а можно попросить у Вас автограф?
– Конечно. Где расписаться?

Возникла пауза. Спасский, увидев в моих руках картонную папочку (в ней были складные шахматы), достал из бокового кармана свой «Билет участника», «вечную» авторучку (шариковых ручек тогда еще не было), взял папку, расписался на билете и вручил его мне.

– Спасибо, Борис Васильевич… А как же Вы будете без билета? Вас пропустят?
– Не беспокойтесь, ребята, меня у вас все знают…
– А с кем Вы сегодня играете?
– С Ратмиром Холмовым. Это хороший, сильный шахматист. С ним играть всегда интересно. Будете за меня болеть?
– Бу-у-дем! Обязательно!
– А как же Михаил Таль?

И, посмотрев на часы и подмигнув нам, Спасский направился к лестнице, ведущей на второй этаж, к малому залу Дома офицеров…


Мы зашли в зал и притаились в последнем ряду. Мои друзья смотрели по сторонам и на сцену, а я все никак не мог оторваться от «Билета участника». Наконец, положив драгоценный подарок обратно в папку, я увидел шахматистов. Имена многих из них были хорошо знакомы. Вот Бухути Гургенидзе, участник матчей Тбилиси-Ростов. А вот и Анатолий Банник из Киева, сыгравший знаменитую партию с Михаилом Талем в 24-м Чемпионате страны, в 1957-м году. С этой партии и началось мое пожизненное «боление» за Таля.

Исаак Болеславский, Игорь Бондаревский… 19 лет назад, в июне 41-го, Чемпион Украины и новый Чемпион Союза играли в Ростове, на родине Бондаревского, тренировочный матч…

Столик Спасского и Холмова находился в первом ряду сцены. Ни на кого, кроме как на Спасского, в тот вечер я уже больше смотреть не мог. Соперники играли быстро, было заметно, что возникающие позиции для них хорошо известны. Но вот, Холмов надолго задумался. Один раз, другой. Центральная пешка белых «на ровном месте» неожиданно смело двинулась вперед. Все выше и выше!

Б.Спасский - Р.Холмов
Ростов-на-Дону, 1960


В этой позиции Спасский сыграл
19. d6!

Холмов ответил
19… 0-0-0
На 19… сd последовало бы 20. Лhe1+ и застрявший в центре черный король попал бы под сокрушительную атаку.

20. Kb5!
Белые не на шутку взяли на прицел пешку с7. Ясно, что «нахального коня» надо побыстрее прогнать.

20… с6
21. d7+! Л:d7
Черные вынуждены забрать отважного пехотинца. У белых на полную мощность заработал слон по диагонали h2-b8. «Спасский выигрывает качество» – сказал сидевший передо мной военный с орденскими планками на груди. Мы, пацаны с Донской улицы, тут же стали объяснять соседям слева и справа, что «выиграть качество» – это значит получить неприятельскую ладью, отдав за нее свою легкую фигуру. И тут же Борис Васильевич сделал «ход конем» –

22. Kd6+ Л:d6
23. С:d6,
и на 39-м ходу белые реализовали свой перевес.

«Спасский выиграл у Холмова!» – торжественно возвестил я, придя домой. И бережно достал из своей папочки «Билет участника», на котором расписался будущий Чемпион Мира…



Прошло 11 лет.

В 1971-м году в Ростове состоялось крупнейшее шахматное соревнование в истории нашего города – командный Чемпионат СССР. Подробнее об этом турнире и о составе его участников говорилось в статье, посвященной Михаилу Талю.

На 1-й доске в матче «Локомотив» – «Спартак» встретились старые знакомые:

Б.Спасский («Локомотив») - Р.Холмов («Спартак»)
Ростов-на-Дону, 1971


Начало партии я не видел. Кругом было так много интересного, что дух захватывало. Вскоре подойти к тому месту, где играли лидеры команд, стало уже невозможным. Все же, я успел заметить, как Ратмир Холмов, двинув вперед крайнюю пешку h, и, записывая ход, словно окаменел. Гениальный тактик, он, по-видимому, все понял. Я посмотрел на демонстрационную доску. Там стояла удивительная позиция. Чемпион Мира может пожертвовать ферзя! И снова, как 11 лет назад, заработает легкофигурная «батарея»! Нет, не может быть. Слишком много совпадений. Тот же город. Те же соперники. Спасский снова играет белыми. И, наконец, этот «батарейный» мотив!

К сидящему неподалеку тренеру Чемпиона, Игорю Захаровичу Бондаревскому, подошли какие-то люди, видимо, его старые ростовские знакомые.

– Игорь, почему Борис не берет на h6?

Добродушно улыбаясь, Бондаревский ответил:
– Смотрит. Может, возьмет, может, не возьмет. У белых выиграно – и так, и так…

В туче многочисленных зрителей росло напряжение. Кругом «зашелестело» – аш шесть… ферзь бьет аш шесть… Счастлив народ, шахматные устремления которого, воплощаются на его глазах самим Чемпионом Мира! Наконец, грянул гром аплодисментов –

20. Ф:h6!!gh
21. Kf6+ Крh8
22. K:d7+ Крg6
23. Лe8!

Белые фигуры развивают такую мощь, что с выигрышем ферзя можно повременить.

23… Кс6
24. dс Фа7
25. с7! Черные сдались.

Блестящая миниатюра!

В Ростове Борис Спасский играл легко и вдохновенно. Он набрал 3.5 очка из 4-х возможных (победил гроссмейстеров Л. Штейна, М. Тайманова, Р. Холмова и сыграл вничью с мастером В.Дорошкевичем).

Ростов-на-Дону, Командное первенство СССР-1971.
В партии В. Дорошкевич («Труд») - Б.Спасский («Локомотив») зафиксирована ничья, и соперники приступили к анализу.
Рядом с Чемпионом Мира (слева направо): мастер В.Зильберштейн («Труд»), гроссмейстеры А. Карпов и Е. Васюков (Вооруженные Силы).


Через какое-то время после окончания «матча века» Спасский-Фишер, услышав песню Высоцкого «Честь шахматной короны», я вспомнил о двух партиях Спасского с Холмовым, очевидцем которых мне довелось быть:

«Ох, рельеф мускулатуры! Дельтовидные сильны! Ох, вы, легкие фигуры, ох, вы, кони да слоны»…

Прошли годы. Миновала целая эпоха.

Сейчас Борис Васильевич Спасский – старейший из здравствующих Чемпионов Мира по шахматам.

Пожелаем ему здоровья!

Уважаемый гроссмейстер, мы будем рады снова увидеть Вас на берегах Тихого Дона!

Билет, по которому Вы приезжали в Ростов, неизменно оказывался счастливым. Ваш «Билет участника»…

Анатолий Карпов.

В этом году как-то тихо и незаметно промелькнула одна юбилейная дата – 40 лет назад великий советский шахматист Анатолий Евгеньевич Карпов был провозглашен 12-м Чемпионом Мира по шахматам.

Слово «провозглашен» упомянуто не случайно. Матч за звание шахматного короля, в результате которого – либо определяется новый Чемпион, либо – «хозяин трона» подтверждает свои права на высший шахматный титул – в 1975-м году не состоялся. «Действующий» тогда Чемпион – американский гроссмейстер Роберт Фишер отказался играть матч, выдвигая перед его организаторами и перед ФИДЕ (Международной шахматной Федерацией) все новые и новые требования. И претендент – Анатолий Карпов, и Президент ФИДЕ, экс-чемпион мира Макс Эйве (Голландия), приняли тогда практически все пожелания Фишера. В ответ последовали… новые требования. Было ясно, что эта «перестрелка» не может продолжаться бесконечно долго. Наконец, назначили решающий «дед-лайн», оставленный Фишером без внимания. По-видимому, он так и не смог преодолеть психологический «барьер начала соревнования», который ему с таким трудом удалось осилить тремя годами ранее, перед матчем с Борисом Спасским. А может быть, просто почувствовал, что Карпов – уже сильнее…

3-го апреля 1975-го года в Колонном Зале Дома Союзов Анатолий Карпов был торжественно провозглашен новым Чемпионом Мира по шахматам.


В официальных соревнованиях, проводившихся в нашем городе, Анатолий Карпов участвовал дважды – и оба раза – в ранге Чемпиона Мира. Только в 1980-м году это был уже «взрослый» Чемпион, а в 1971-м – еще «юношеский». И в том и в другом случае Ростов принимал крупнейшее шахматное соревнование Советского Союза – Командный Чемпионат страны.

В 1980 г. Анатолий Евгеньевич возглавлял сборную команду Вооруженных Сил.

Тогда, среди грандов отечественных шахмат, игравших на сцене Дворца культуры «Роствертол», многочисленные зрители могли видеть и своих земляков – мастеров Александра Петрушина, Александра Захарова («Труд»), Людмилу Любарскую-Канторович («Сельские ДСО»). Но главное внимание, конечно, было приковано к партиям Чемпиона Мира. В те жаркие летние дни игра у Карпова «не пошла», он набрал всего 3 очка из 7 возможных (поражение от Ю. Балашова, ничьи с Т. Петросяном, О. Романишиным, Д. Бронштейном, Р. Холмовым, Л. Полугаевским, В. Цешковским).

Очевидно, Ростову тогда не повезло – наш город как-то не «вписался» по времени в плотный график блестящих выступлений Чемпиона Мира на супертурнирах-80 – в Бугойно, Амстердаме, Бад-Киссингене и Тилбурге. Четыре старта – четыре чистых первых места. Великолепный результат!

…А девятью годами ранее – в 1971-м, Карпов тоже играл в Ростове за «Вооруженные силы» – на юношеской доске. И показал абсолютно лучший результат всего Первенства – 6,5 из 7!

Особенно запомнилась его партия с Владимиром Пересыпкиным:

В. Пересыпкин («Авангард) – А. Карпов («Вооруженные Силы»)

Командное Первенство СССР, Ростов-на-Дону, 1971 г.

Сицилианская защита

1. e4 c5 2. Kf3 e6 3. d4 cd 4. K:d4 Kc6 5. Kb5 d6 6. Cf4 e5 7. Ce3 a6 8. K5c3 Kf6 9. Cg5 Ce7 10. C:f6 C:f6 11. Cc4 Ka5 12. Cb3 0-0 13. 0-0 Ce6 14. Kd5 Cg5 15. Kbc3 Лc8 16. Фe2 Ch6 17. Лfd1 Kрh8 18. Лd3 Кc6 19. Фd1 Кd4 20. Кe3 b5 21. Кcd5 Фh4!

«Фирменный» карповский маневр. Прототип знаменитого 17…Фg5 из партии Портиш-Карпов (Матч СССР-Венгрия, Москва, Командное Первенство Европы, 1977). Автору этих строк посчастливилось быть очевидцем обеих партий. Особое видение позиции и скрытых в ней возможностей позволяет Чемпиону Мира зачастую делать ходы, при которых угрозы возникают, как будто, «из ничего».

Неожиданно выясняется, что при полной доске фигур пешка е4, все-таки, нуждается в защите.

22. f3 f5 23. ef К:f5 24. Кg4 Лc5 25. Кb6 Фe7 26. К:h6 gh

Глубокая оценка позиции. «Слабая» пешка h6 вскоре перейдет в наступление, чему будет способствовать также и открывшаяся вертикаль «g».

27. С:e6 Ф:e6 28. Кd5 Лg8 29. Kрh1 h5 30. Фd2 h4 31. Кe3 h3 32. gh Кd4 33. Лf1 Ф:h3 34. Л:d4 ed 35. Ф:d4+ Лe5 36. Ф:d6


36…Ф:h2+!

Белые сдались.



У меня в руках – 10-й номер журнала «Шахматы в СССР» за 1961-й год. Сразу же привлекает внимание небольшая заметка «Успех юного шахматиста». Это первое упоминание о будущем Чемпионе Мира в советской печати. Удивительно – 10-летний мальчик из далекого уральского города Златоуста вполне на равных сражался в юношеском Первенстве Российской Федерации со своими – значительно более старшими товарищами. Это сейчас в подобных соревнованиях введена возрастная градация – до 10 лет, до 12 лет, до 14-ти и так далее – до 18 лет. А в те годы для юношей и девушек был единственный возрастной ценз – до 18 лет.

…Следуя сложившейся традиции, попытаемся отыскать в этой заметке «карповско-донские» связующие нити, которые поначалу, вроде бы, не просматриваются.

Это не совсем так.

Один из призеров Первенства, 18-летний Валерий Зильберштейн из Новосибирска, станет впоследствии известным международным мастером и тренером, Чемпионом России (1971). В том, памятном для себя году, он снова встретится с Анатолием Карповым – уже гроссмейстером. Встреча эта состоится в Ростове, на командном Первенстве страны, о котором мы уже упоминали.

1971-й год. Ростов-на-Дону, Дворец спорта, Командное Первенство СССР.
Слева направо: В. Зильберштейн, А. Карпов и Е. Васюков (будущий тренер-консультант Карпова в матчах на Первенство Мира) принимают участие в анализе партии В. Дорошкевич - Б. Спасский.

Что касается призера Чемпионата России среди девушек-1961 – Людмилы Канторович (Любарской) из Ростова-на-Дону – то и с ней, как уже упоминалось, у А.Е. Карпова в будущем (1980) наметится «ростовская» точка пересечения. В наши дни Людмилу Александровну по-прежнему хорошо знают в шахматном мире, как авторитетного арбитра международной категории. Вот она, в качестве главного судьи, проводит жеребьевку юбилейного турнира, посвященного легендарной Чемпионке Мира – Ноне Гаприндашвили.


Правда, в этот кадр Анатолий Евгеньевич не попал: его в нем «замещает» все тот же Евгений Андреевич Васюков!

И еще одна «донская» параллель.

В 1961-м году на соревнованиях в городе Боровичи Толя Карпов оказался единственным шахматистом, у которого был 2-й спортивный разряд. Правда, незадолго до этого, в своем родном Златоусте, в чемпионате города (среди взрослых!) 9-летний шахматист выполнил норму 1-го разряда, но официально его присвоить мальчику не успели. Так и поехал он на юношеский Чемпионат России – без разряда и без… квалификационного билета.

Какое это имеет отношение к донскому краю? – спросит иной нетерпеливый читатель, утомленный столь длинным «предисловием».

Не торопитесь, имеет.

Секретарем судейской коллегии на том Чемпионата был Владимир Яковлевич Дворкович – преподаватель кафедры физики Таганрогского радиотехнического Института, делавший первые шаги на ниве организации и судейства шахматных соревнований. После вторичного выполнения Карповым нормы 1-го разряда – именно он и выписал будущему Чемпиону Мира его первый шахматный документ – квалификационный билет!

Пройдут годы, В.Я. Дворкович станет не только отцом А. Дворковича – зампреда Правительства Российской Федерации, но и международным арбитром, крупнейшим организатором шахматной жизни России. Начиная с 2006-го года, в Таганроге проводятся традиционные шахматные турниры, посвященные памяти В. Дворковича.

…Каждое большое дело начинается с первого шага. Нашему земляку повезло: этот шаг в его жизни был связан с именем величайшего шахматиста современности…

Давид Бронштейн.

Давид Бронштейн. 40-е годы

Великий шахматист 20-го века – Давид Ионович Бронштейн (1924-2006) трижды играл в Ростове-на-Дону. В 1971-м и 1980-м годах он возглавлял шахматные сборные «Динамо» на Всесоюзных командных соревнованиях. В первом случае он набрал 4 очка из 6 возможных, во втором – 3,5 из 7, внеся заметный вклад в копилку своего спортивного общества, которому он был верен на протяжении всей жизни. Тогда ростовчане имели возможность увидеть всем хорошо известного шахматного мэтра. Но ведь было и первое «явление Давида» Ростову-городу… В те времена никаким «мэтром» он еще не был. Встреча произошла в июне 1941-го года…

Вспоминает Александр Кобленц, легендарный латвийский, впоследствии – советский шахматист и тренер, первый наставник и многолетний помощник и секундант Михаила Таля (А.Н. Кобленц «Воспоминания шахматиста», М., ФиС, 1986):

«Став первым чемпионом Советской Латвии, я завоевал право играть в полуфинале 13-го первенства СССР в Ростове-на-Дону. Для подготовки к турниру я приехал в Москву. Центральный совет ДСО «Динамо» организовал для меня недельный тренировочный сбор. Я был поражен – такое отношение к шахматистам было для меня непривычным…

Наконец я в Ростове-на-Дону. Вот она, прославленная когорта советских мастеров! Их всех я заочно хорошо знал по партиям из книг и журналов, но хотелось познакомиться с ними и лично. Запомнился мастер Ильин-Женевский. Если большинство участников вели себя раскованно, порой даже шумно, то Ильин-Женевский выделялся среди них: говорил тихо, сдержанно, мыслил оригинально. Интересными собеседниками оказались мастера Кан, Белавенец, Сокольский, Рагозин. Как-то в тени держался совсем юный Бронштейн…

В общем, я, конечно, уступал по классу своим коллегам. В пух и прах меня разнесли Копаев и Чеховер»…


44 участника полуфинала были разбиты на 4 равные группы. По 2 победителя из каждой группы выходили в главный финал, назначенный на август 1941-го года. Но… началась война, и соревнование в Ростове было прекращено. Обычно в шахматных турнирах откладывают партии, которые не удалось доиграть в основное время. Здесь же – отложенным, причем на целых три года, оказался целый Чемпионат…

В 1944-м году 13-й Чемпионат, наконец, состоялся. К нему было приковано огромное внимание всего народа, всех любителей шахмат, и не только у нас в стране. Специальное приветствие участникам Первенства написал Самуил Маршак:


Вернемся снова в 41-й год… Перед вами – таблица одного из групповых турниров, в котором принял участие герой этих заметок. Ее пустующие клеточки навсегда остались незаполненными. А фамилии многих участников – окрасились в черный траурный цвет. На полях сражений погибли ростовчанин Марк Стольберг, москвич Сергей Белавенец…

Читатель, наверное, обратит внимание также на то, что в таблице есть и другие «старые знакомые» – наш земляк, кандидат в мастера Николай Головко и легендарный ветеран, международный мастер Федор Дуз-Хотимирский.


В ростовском полуфинале было сыграно немало прекрасных партий. Соавторами одной из них стали киевлянин Давид Бронштейн и многоопытный Чемпион Литвы, новоиспеченный советский мастер Владас Микенас.

Встреча эта имела любопытную предысторию. Вот что пишет о дебюте, который применили черные, Александр Кобленц (источник указан выше):

«В матче Рига-Стокгольм была успешно применена защита, которой впоследствии Международная шахматная федерация присвоила название латышского гамбита. В анализ этого… агрессивного продолжения огромный вклад внес латвийский маэстро Карл Бетиньш. Любопытный жизненный парадокс – человек, являвшийся по складу своего характера исключительно спокойным, я бы даже сказал, стеснительным, посвятил много лет анализу защиты, где битва с первых ходов разгорается с невероятной остротой»…


Именно это дебютное построение, навеянное, вероятно, знакомыми балтийскими ветрами, решил предложить 17-летнему «юнцу» Бронштейну мастер атаки Микенас, имевший, кстати, почетный равный счет во встречах с Чемпионом Мира Алехиным. И вот что из этого вышло:

Д. Бронштейн – В. Микенас

Полуфинал 13-го Чемпионата СССР, Ростов н/Д, 1941
Латышский гамбит

1. e4 e5 2. Kf3 f5
Вот он, латышский гамбит. Черные, по существу, играют королевский гамбит, предоставив белым право сделать один «лишний» ход. С учетом этого черным следует действовать очень точно. Малейшее промедление в получающихся, чрезвычайно острых позициях – «смерти подобно».

3. K:e5 Фf6 4. d4 d6 5. Kc4 fe 6. Ce2!
Позднее в своей знаменитой книге «200 открытых партий» (М., ФиС, 1970, с. 52) Бронштейн напишет:
«При беглом рассмотрении этой короткой партии главный интерес заключен в серии эффектных пожертвований. При более глубоком – это совсем не так. Ценность партии заключена только в одном ходе, и этот ход – 6. Се2. Потому он и есть теоретическая новинка. Новинка, опровергающая не один какой-либо вариант, а целую сеть вариантов, объединенных общей идеей».
Из дальнейших пояснений гроссмейстера следует, что скромное продвижение белого слона не только обеспечивает возможность рокировки, но и замедляет мобилизацию черных фигур на королевском фланге, в частности делает невозможным быстрый маневр Фf6 – g6 из-за угрозы «смертельной» связки – Сh5. Между тем, медлить черным никак нельзя (см. выше)…

6…Kc6 7. d5 Ke5 8. 0-0 K:c4 9. C:c4
Слон сделал свое дело – слон может уйти. Теперь у него – другие задачи.

9…Фg6 10. Cb5+ Крd8 11. Cf4 h5 12. f3 Cf5 13. Kc3 ef 14. Ф:f3 C:c2
Белые фигуры уже доминируют по всей доске. «Пешкоедство» лишь усугубляет трудности черных, открывая для фигур противника важную вертикаль «f».

15. Сg5+! Kf6 16. Лae1 c6 17. C:f6+ Ф:f6 18. Фe2! Фd4+ 19. Крh1 Cg6
Белый слон, главный герой дебюта, по-прежнему неприкосновенен. Черные стремятся хоть как-то защитить пункт е8.

20. Л:f8+! Крc7 21. C:c6! bc 22. Kb5+! cb 23. Ф:b5 Лe8 24. Лe7+!
Мат на следующем ходу неизбежен.

Черные сдались.

Блестящая атака, проведенная на одном дыхании. «Висящие» в заключительной позиции белые ладьи, словно сады Семирамиды, оставляют неизгладимое впечатление!



В этой партии, словно в капле воды, отразились гигантские возможности новой волны советских шахматных гениев. Но…

«Пусть ярость благородная вскипает, как волна»…

* * *

Если в рассмотренном выше поединке можно было наблюдать прямо-таки рекордную концентрацию черно-белой «артиллерии» (то бишь, ладей) на единице площади шахматной доски, то заключительная позиция из партии С.Белавенец – Д.Бронштейн являла уже пример рекордного скопления «кавалерии» двух противоборствующих сторон:

С. Белавенец – Д. Бронштейн

Полуфинал 13-го Чемпионата СССР, Ростов н/Д, 1941.


Что и говорить, красочная позиция!

Сделано уже 24 хода, а на доске – почти полный комплект фигур – нет лишь одной белой пешки и одной черной. Положение белых – критическое. Для того, чтобы избавиться от назойливого черного коня на f3, у них есть две возможности. В случае 25. К:f3 ef начинает работать «рентген» по вертикали «е», и белые несут большие материальные потери. Если же 25. С:f3, то опять-таки 25…ef 26. fe f2+ и черные либо дают мат, либо уничтожают всю белую «кавалерию».


Рассмотрев эти варианты, Сергей Всеволодович Белавенец остановил часы и поздравил своего юного коллегу и соперника с заслуженной победой.

В следующих двух турах он сыграл вничью с Головко и победил Кобленца, выйдя, таким образом, на 50%. Опытный боец, Сергей Белавенец имел все шансы успешно завершить соревнование – оставалось еще целых пять туров. Но – не довелось…

* * *

Прошли годы. Однажды, в конце 65-го, я увидел в «Советском Спорте» шахматную диаграмму из отчета об очередном туре 33-го Чемпионата страны, который проходил в Таллине. Михаил Таль в нем участия не принимал, поэтому за ходом Первенства я следил не очень внимательно. Но здесь… Позиция на диаграмме показалась мне удивительно знакомой. Как? Опять Бронштейн и Микенас? Не может быть… Оказалось – может!

В.Микенас – Д.Бронштейн

33-й Чемпионат СССР, Таллин, 1965


Своим 23-м ходом (23…Фе5) черные напали на пешку b2, одновременно «присматриваясь» к 1-й горизонтали. Ответным ходом (24. Лb4) Владас Иванович защитил свою пешку и одновременно «присмотрелся» к черной пешке b6. Логично? Логично. Однако, после громоподобного 24…Л:а3!! ему пришлось сдаться.


Впоследствии гениальную комбинацию Бронштейна объясняли по-разному. Профессиональный психолог, гроссмейстер Николай Крогиус, писал об «остаточном образе» – слабости первой горизонтали, которым подсознательно оперировал Давид Ионович в процессе обдумывания своего хода. Но я–то понимал, что дело, скорее всего, обстояло не так.

Бронштейну, наверное, привиделся… 41-й год. Ростов…

Те же соперники, только поменялся цвет фигур. Какое-то магическое число – 24. Столько ходов продолжалась партия в Ростове. Столько же – в Таллине. Прошло… 24 года!

И эта ладья, какая-то особенная «бронштейновская» ладья, «висевшая» в 41-м в Ростове, «подвешенная», словно в невесомости – в Таллине, фигура активная, атакующая, но в то же время – неприкосновенная…

В 1965-м году отмечался первый юбилей Победы – 20 лет. И известный во всем мире гроссмейстер своим гениальным замыслом достойно помянул старших друзей и коллег из далекого 41-го. Тех, с кем никому еще не ведомый школьник когда-то играл в Ростове-на-Дону.

Исаак Болеславский.


В биографии выдающегося советского шахматиста, международного гроссмейстера Исаака Ефремовича Болеславского (1919-1977) Ростов занимает особое место – здесь он завоевал звание мастера. Произошло это на знаменитом Всесоюзном турнире кандидатов в мастера, который состоялся в нашем городе в августе 1939-го года. Для ростовчан это соревнование памятно тем, что помимо Болеславского, советскую мастерскую когорту пополнили – самый молодой мастер СССР, Чемпион Ростова – Марк Стольберг и, ставший впоследствии представителем донского края, Самуил Маркович Жуховицкий – старейший шахматист нашей планеты, которому в этом году исполняется 100 лет! (к этой теме мы, разумеется, вскоре вернемся).

…Турнир в Ростове, увенчавшийся покорением важной спортивной высоты, оказался для юного Чемпиона Украины весьма нелегким. Вот что писал о его игре в этом соревновании Главный судья турнира, выдающийся деятель партии и Советского государства, мастер А.Ф. Ильин-Женевский:

«В лице Болеславского мы имеем интереснейшего и своеобразного шахматиста, очень глубокого и тонкого. В партии первого тура он превосходно провел сложный эндшпиль с двумя слонами против слона и коня. Казалось, Болеславский явится бесспорным лидером группы. Однако в дальнейшем, очевидно, из-за неудовлетворительного состояния здоровья, он потерял, как будто, всякие шансы набрать мастерскую норму. Но здесь выявилась удивительная воля и настойчивость Болеславского. Он выиграл две последние партии (с Франком – после 12 часов игры) и набрал норму». («64», 1939, №44).


Всесоюзный турнир кандидатов в мастера, Ростов н/Д, 1939, 3-я группа («64», 1939, №44)

Менее чем через два года, в июне 1941-го, мастер Болеславский, ставший к тому времени уже 3-кратным Чемпионом Украины и участником легендарного 12-го Чемпионата СССР (дележ 5-6 места с самим Михаилом Ботвинником!), вновь оказался на берегах Тихого Дона.

Тогда, в Ростове-на-Дону состоялся еще более грандиозный (по сравнению с 1939-м годом) шахматно-шашечный фестиваль – более 100 сильнейших шахматистов и шашистов Советского Союза приняли участие в полуфинальных турнирах очередного Чемпионата СССР. Однако, этого «пиршества духа» организаторам фестиваля показалось мало. Для многочисленных зрителей была заготовлена еще и «изюминка» – тренировочный матч между «хозяином поля», Чемпионом страны 1940-го года, гроссмейстером Игорем Бондаревским (Ростов-на-Дону) и неоднократным Чемпионом Украины, мастером Исааком Болеславским (Днепропетровск).

…Заметка из последнего мирного номера всесоюзной шахматно-шашечной газеты «64», №25 от 18 июня 1941 года:

Борьба началась

В 11 часов 15 минут в большом зале Дворца пионеров раздался звонок, приглашающий шашистов занять места за столиками. Судьи пустили часы.

Среди зрителей – украинский чемпион И. Болеславский. Он внимательно наблюдает за партией своего земляка днепропетровца Смоляка с харьковчанином Романовым. В зале много корреспондентов центральных и местных газет, фоторепортеров.

Днем, задолго до начала игры в шахматном полуфинале, у кассы выстроилась очередь за билетами на первый тур. К половине шестого вечера залы клуба табачников им. Микояна (здание старого Театра музыкальной комедии, ул. Серафимовича, 88 – прим. авт.) заполнили многочисленные зрители. Многим участникам хорошо знакомо это турнирное помещение…по всесоюзному турниру кандидатов 1939 г.

Болельщики, отгороженные от играющих барьером, напряженно следят за развитием событий на демонстрационных досках. Разумеется, больше всего их интересуют партии ростовчан – Стольберга и Головко.


В этом же номере газеты, без примечаний, краткой нотацией помещен текст первой партии матча Бондаревский-Болеславский. Редакция, вероятно, намеревалась вернуться к этому поединку позднее, дав к каждой партии (всего их намечалось 6) более развернутые комментарии. Но… началась война.

Часы были остановлены, шахматные и шашечные столики – опустели. Участники грандиозного соревнования покидали гостеприимный Ростов. Многие – навсегда…

И. Бондаревский – И. Болеславский

Тренировочный матч, 1-я партия, Ростов-на-Дону, 1941 г.

Староиндийская защита

1.d4 Kf6 2.c4 d6 3.Kc3 e5 4.d5 Ce7 5.e4 0-0 6.g3 Ke8 7.Ce3 Cg5 8.Фd2 C:e3 9.Ф:e3 Kd7 10.Kge2 a5 11.Cg2 Kc5 12.0-0 Cd7 13.f4 ef 14.gf Kf6 15.Kg3 Фe7 16.Лae1 Лae8 17.h3 h6 18.Фd4 Kh7 19.Kh5 f6 20.Крh2 g6 21.Kg3 g5! 22.Cf3 gf 23.Kf5! C:f5 24.ef Ф:e1! 25.Л:e1 Л:e1 26.Ф:f4 Kg5 27.Ch5 Лe7 28.h4 Kf7 29.Ke2 Ke5 30.b3 Крh7 31.Kd4 Лg7 32.a3 Лfg8 33.Cg6+ K:g6 34.fg+ Л:g6 35.b4 Лg2+ 36.Крh3 Л8g3+ 37.Ф:g3 Л:g3+ 38.Кр:g3 ab 39.ab Kd3 40.Ke6 Крg6 41.K:c7 Крf5 42.Ke6 K:b4 43.Kd8 b5! 44.cb K:d5! 45.Kf7 Крe6 46.K:h6 f5 47.h5 Крf6 48.Крh4 Kb6 49.Kg8+ Крf7 50.Kh6+

Ничья.

Захватывающий поединок!

«Посеяв ветер» (21…g5), черные, дабы не «пожать бурю», вовремя отдали ферзя за две ладьи. В свою очередь, для нейтрализации активных неприятельских ладей, белые также вынуждены были пойти на аналогичный размен. Позиция упростилась. Ничья – закономерный итог борьбы достойных соперников.


В послевоенные годы Исаак Ефремович выдвинулся в число сильнейших гроссмейстеров мира. Этот взлет начался уже в 1945-м году, со знаменитого радио-матча СССР-США, в котором Болеславскому удалось победить одного из сильнейших шахматистов мира – гроссмейстера Ройбена Файна. Но вершиной его спортивных и творческих достижений стал 1950-й год, турнир претендентов на звание Чемпиона Мира, состоявшийся в Будапеште. Это соревнование, завершившееся блестящей победой двух советских шахматистов – И. Болеславского и Д. Бронштейна, вызвало огромный интерес во всем шахматном мире (в дополнительном матче Д. Бронштейну удалось выиграть у своего соперника с минимальным счетом – 7,5:6,5).



Серия из 3-х венгерских почтовых марок, посвященная турниру претендентов 1950 г.


В 1960-м году выдающийся шахматист современности снова приехал в Ростов – в качестве участника полуфинала 28-го Чемпионата страны. Его выступление в этом турнире чем-то напомнило ростовский дебют 1939-го года: «спокойный», миролюбивый старт, утрата, казалось бы, всех шансов «зацепиться» за четверку призеров и… мощный, победный финиш! Задача выполнена, турнирная дистанция пройдена без единого поражения, наконец – создана симпатичная 13-ходовая миниатюра, весьма редкое явление для соревнований столь высокого уровня:

И. Болеславский – Б. Гургенидзе

Полуфинал 28-го Чемпионата СССР, Ростов-на-Дону, 1960 г.

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Kf3 Kc6 3.d4 d5!? 4.ed Ф:d5 5.Kc3 Фe6+ 6.Ce3 cd 7.K:d4 Фd7 8.Kdb5!

Менять ферзей (8…Ф:d1+) черные не могут, т.к. после 9.Л:d1 они теряют ладью.

8…Лb8 9.Фe2 f6 10.Лd1 Фg4 11.f3 Фh5

Благодаря четкой и энергичной игре белых, почти половина ответных ходов черных приходится на «долю» ферзя. Учебный пример для начинающих шахматистов на тему: как НЕ надо разыгрывать дебют.


12.C:a7! K:a7 13.Kd6+

Черные сдались.


Полуфинал 28-го Чемпионата СССР по шахматам, Ростов н/Д, 1960 г.

Конечно, многие ростовчане, до отказа заполнявшие Малый зал ОДО (Окружного Дома Офицеров), не могли не «болеть» за своего земляка – гроссмейстера Бондаревского.

Стараясь оправдать их ожидания, Игорь Захарович проводил свои поединки с большим творческим напряжением, но… годы уже начинали брать свое.

И здесь следует отметить определенную особенность творческих биографий И.Е. Болеславского и И.З. Бондаревского: с годами игровая, спортивная сторона шахмат постепенно уступала место раскрытию их грандиозного аналитического, теоретического потенциала, умению передать свое понимание игры шахматистам новых поколений, в числе которых необходимо в первую очередь назвать 9-го и 10-го Чемпионов Мира – Тиграна Петросяна и Бориса Спасского. Да и сами великие наставники всегда будут находиться рядом друг с другом: в любой энциклопедии, на любом языке, после статьи «Болеславский» следует статья «Бондаревский»…

Рашид Нежметдинов.

Рашид Гибятович Нежметдинов

«…С Дона дул ветер. Резко высвистывая у перекрестков, врывался на центральные проспекты города, поднимая на тротуарах мелкую серую пыль. Выходить из гостиницы без крайней надобности не хотелось, а немногие сотни метров до окружного Дома офицеров мы пробегали молчаливой группой, нагнув головы и уворачиваясь от завивавшихся штопором невысоких слепящих колючих смерчей. И был бы этот турнир рядовым, не первым для каждого из нас и не последним командным чемпионатом РСФСР, если бы не день – старый блокнот с записями партий услужливо напомнил дату – 19 мая 1962 года. В 8-м туре сборная Татарии играла с ближайшими волжскими соседями и непримиримыми конкурентами по одной зоне Российской Федерации – горьковчанами. Команду наших соперников возглавлял не международный мастер Петр Дубинин, еще в довоенное время вошедший в шахматную элиту, а молодой чемпион области Олег Черников. Черников был шахматистом очень грамотным, гибким в игре, изобретательным, а в своих любимых схемах знал, пожалуй, больше, чем напечатано…

Мог ли он предполагать, что именно в этот вечер шахматная богиня Каисса вновь распахнет перед Нежметдиновым такую узкую обычно калитку в царство вечной Красоты?!»


Эти слова, являющиеся вступлением к описанию знаменитой партии Нежметдинов-Черников, взяты нами из книги «Рашид Нежметдинов», которую написал ученик Нежметдинова, мастер спорта Яков Дамский (М., ФиС, 1987). О самой партии – речь впереди, а сейчас – маленькая историческая справка.

Рашид Гибятович Нежметдинов (1912-1974) – выдающийся советский шахматист, международный мастер, 5-кратный Чемпион Российской Федерации – РСФСР (1950, 1951, 1953, 1957, 1958), неоднократный участник финалов Чемпионатов СССР. Единственный в мире мастер – и по шахматам, и по шашкам. Заслуженный тренер СССР. Автор первого шахматного учебника на татарском языке.

* * *

В качестве участника различных соревнований Р.Г. Нежметдинов неоднократно бывал в Ростове-на-Дону. У него здесь образовался довольно широкий круг верных, преданных болельщиков и знакомых. Его узнавали на улицах, подходили, желали успехов. В дни, когда доигрывались неоконченные партии (это происходило в шахматном клубе на улице Энгельса, нынешней Б. Садовой, рядом с теперешней Консерваторией), его часто можно было увидеть у дверей клуба, сосредоточенного, ушедшего в себя, раскуривающего очередную папиросу. «Знающие» люди понимали: сейчас «Гибятыча» лучше не беспокоить. В крайнем случае, можно подойти и подсказать, что соперник уже сделал свой ход. Зато в «свободное время» желающих пообщаться с великим шахматистом было – хоть отбавляй. Этому во многом способствовали его настоящий, не наигранный демократизм, душевная щедрость и доброта, отзывчивость, умение слушать собеседника, объяснять сложные вещи простым, понятным, а иногда – и «народным» языком…

– Рашид Гибятович, а вот скажите, пожалуйста – вы здесь играете, вам платят суточные, оплачивают гостиницу – это понятно. А вот кто вы по специальности? По профессии, так сказать?

– Чего пристал к человеку? Такому как ты, Рашид Гибятович может дать ферзя вперед!

– Насчет ферзя не знаю… Я вообще математик…

– Математик? Да вы чего? А сколько будет 25 умножить на 25?

– 625.

– А… (в качестве множителей называются трехзначные числа).

Следует мгновенный ответ.

(У кого-то оказывается простой карандаш. Результат тут же проверяется перемножением в столбик на пачке папирос. Все сходится!)

– Вот это да! Рашид Гибятович, да вам же цены нет, бросайте вы свои шахматы, переходите на карты, вы же все можете рассчитать! Через неделю вы у нас в Ростове станете миллионером!!!

– Зачем на карты? Я еще и в шашки умею!

Оглушительный хохот. У дверей клуба собирается целая толпа.

– Рашид Гибятович, рубчик не займете? Собрали с ребятами мелочь – два рубля получается. Душа горит… А может Вы… (Нежметдинов отдает рубль, улыбается)

– Нет, ребята, сейчас не могу…

…Разговаривая с Нежметдиновым, я иногда начинал ощущать некоторую «нереальность» происходящего. Ведь этот человек выигрывал (и неоднократно!) – у моего кумира – у Михаила Таля!

Хорошо помню свои детские слезы 1957-го года, когда однажды по радио я услышал:

«Передаем результаты 6-го тура 24-го Чемпионата СССР, проходящего в Москве. Лидер турнира Михаил Таль потерпел первое поражение – от Рашида Нежметдинова…»


Я рассказал об этом Рашиду Гибятовичу. Он улыбнулся…

– Да, с Михаилом всегда интересно играть…

А вот как о Нежметдинове вспоминал позднее сам Таль:

«…Мы сыграли с Рашидом Гибятовичем четыре партии. Три из них я проиграл, но, честно говоря, должен был проиграть и четвертую. И каждая проигранная, как ни парадоксально это звучит, доставляла мне немало удовольствия.

Отсюда понятно, почему перед матчем на первенство мира с Михаилом Моисеевичем Ботвинником в 1960 году я попросил Нежметдинова, с которым меня связывали теплые дружеские отношения, помочь мне в подготовке. И считаю этот свой «ход» удивительно удачным. Нет, Нежметдинов не был теоретиком в общепринятом понимании этого слова – у него не было ни картотек, ни слишком уж обширных тетрадей, но идеи его запоминались. Они привлекали внимание своей неординарностью… Его идеи в сицилианской защите, в испанской партии, староиндийской защите – до сих пор актуальны в практике ведущих шахматистов мира»

(Из предисловия к книге Я. Дамского, упомянутой выше – авт).


Р. Нежметдинов (слева) поздравляет М. Таля с победой в 24-м Чемпионате СССР. Москва, 1957.

Впервые, как шахматист, Р.Г. Нежметдинов приехал в Ростов-на-Дону в 1936-м году.

Тогда в нашем городе проводился турнир сильнейших первокатегорников России из так называемой «периферии». Среди 14 участников были и ростовчане – С. Пименов и Г. Баев. Нежметдинов разделил с Баевым 10-11 места (5 очков из 13 возможных). Пименов оказался на 7-м месте с 7-ю очками. А победил в соревновании, с блестящим результатом - 11 из 13, Анатолий Уфимцев, представлявший тогда город Челябинск. Вот что писал победитель турнира об одном из его участников в газете «64» (1936, №66):

«…Особенно хочется остановиться на Нежметдинове. Изобретательный, энергичный и острый стиль игры бесспорно ставят его в число наиболее талантливых первокатегорников Союза. На его результате в этом турнире сказались отсутствие систематической тренировки и недостаточная выдержка».


Через три года, в августе 39-го года, Ростов вновь «не подвел» Рашида Гибятовича. Только теперь к творческим достижениям добавились еще и спортивные. Нежметдинов с блеском победил во 2-й группе Всесоюзного турнира первокатегорников, что дало ему третий кандидатский балл и давно заслуженное звание кандидата в мастера. О том, каков был уровень советских «КМС-ов» образца 1939-го года, говорит тот факт, что на проходившем в те же дни в Ростове параллельном турнире кандидатов в мастера – «мастерскую ступеньку» покорили такие шахматисты, как Стольберг, Болеславский, Жуховицкий, Рудаковский!

Итоговая таблица Всесоюзного турнира первокатегорников, 2-я группа, Ростов н/Д, 1939

Вот как оценила игру нашего героя в Ростове газета «64» (1939, №43):

Игра победителя 2-й группы – казанского «чемпиона в квадрате» (по шахматам и шашкам) Нежметдинова – далека от шаблона. Незаурядные тактические способности и своеобразное понимание позиции не раз помогали ему не только проводить эффектные атаки, но и благополучно выбираться из тяжелых позиций. Его результат – 9,5 из 11.


И далее:

Прекрасное впечатление оставляет игра победителя 4-й группы, молодого представителя Ростова Кулиса, играющего остро и изобретательно.

Он набрал 8,5 очков из 11.


(Как сложилась дальнейшая судьба «парня из нашего города» по фамилии Кулис? В далеком 39-м он был вровень с Нежметдиновым… Надеюсь, к этой теме мы еще вернемся).

* * *

О послевоенных выступлениях Рашида Нежметдинова в Ростове-на-Дону можно говорить очень долго. В каждом из них осталась частица его яркого таланта. Здесь можно упомянуть и знаменитые полуфиналы Чемпионатов СССР (1953, 1958, 1969), и Чемпионат РСФСР (1954), и международный турнир памяти М.И. Чигорина (1961), матч РСФСР-Болгария (1962) и, конечно же, – командный Чемпионат России (1962).

Вот лишь некоторые славные страницы из «шахматно-ростовской» биографии нашего героя.

Полуфинал 26-го Чемпионата СССР, 1958.

На этом турнире я впервые увидел Нежметдинова. Мне, 10-летнему пацану, было интересно наблюдать, как «дедушка Рашид», ничуть не расстроившись после неудачного старта, в середине турнира начал выигрывать партию за партией и на финише лишь «позволил» себя догнать Борису Спасскому – будущему Чемпиону Мира. В конце соревнования весь шахматный Ростов болел уже за Рашида Гибятовича. Наш земляк, ростовский мастер Виталий Жилин, в целом сыграл в полуфинале неудачно, хотя и одержал несколько запоминающихся побед.

Итоговая таблица полуфинала 26-го Чемпионата СССР по шахматам, Ростов н/Д, 1958.

Р. Нежметдинов – В. Жилин

Полуфинал 26-го Чемпионата СССР, Ростов-на-Дону, 1958.

Испанская партия

1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Cb5 a6 4.Ca4 Kf6 5.0-0 b5 6.Cb3 d6 7.c3 Ce7 8.d4 Cg4 9.h3 Ch5 10.d5 Ka5 11.Cc2 0-0 12.Kbd2 c6 13.dc Фc7 14.Лe1 Ф:c6 15.Kf1 Лfe8 16.g4 Cg6 17.Kg3 Cf8 18.Kh4 Kb7 19.g5 Kd7 20.K:g6 hg 21.h4 Kbc5 22.h5 gh 23.Ф:h5 g6 24.Фh4 Ke6 25.Cb3 Kb6 26.Kf1 Cg7 27.Ke3 Kf4 28.Kg4 d5 29.C:f4 ef 30.e5 Kc4 31.Лad1 Лad8 32.C:c4 dc 33.Лd4 Л:d4 34.cd Фf3 35.Kf6+ C:f6 36.gf Фh5 37.Ф:f4 Лd8 38.Крg2 g5 39.Фe4 Фh7 40.Фg4 Фg6 41.d5 a5

Черные сдались.



– Папа, почему сдался Жилин? Только потому, что у Нежметдинова лишняя пешка? – спросил я у отца.

– Не только поэтому. Белые сейчас угрожают пойти ладьей на h1, а затем – на h5. И черные потеряют вторую пешку, в лучшем случае. А в худшем – ферзя, либо вообще получат мат.

Что можно добавить к этому краткому комментарию, спустя 57 лет? Пожалуй, нечего.

Впрочем…

Отрывок из интервью, которое дал автору этих строк Владимир Михайлович Канцын:

«Помню, во время этого турнира (ростовский полуфинал-1958) произошел такой эпизод. Неистощимый на выдумки и разные шутки Рашид Нежметдинов как-то расставил одну позицию и обратился к участникам со стандартным заданием шахматных конкурсов – найдите комбинацию. Видя, что «с ходу» задача не решается, он сказал:

– Ну, вы тут, ребятки, подумайте, а я пока схожу в буфет, может, еще и побриться успею… (Там, на Буденновском, рядом с Домом офицеров, была парикмахерская – ВК).

Прошло минут сорок, никто ничего сделать не может, подтянули «тяжелую артиллерию» – Борю Спасского. Тот тоже пыхтит, потеет…Подходит Нежметдинов.

– Ну как, Боренька?

– Рашид Гибятович, может Вы ошиблись? Ну, там пешку или фигуру не на то поле поставили, а?

Нежметдинов: нет, все правильно. Сдаетесь? Показать решение?

– Сдаемся…

И тут хитрый Рашид приподнимает доску, а под ней – тонкий пакет с женской комбинацией. – Купил, говорит, жене в ЦУМе…

Хохот стоял такой, что прибежали люди из вестибюля – не случилось ли что у шахматистов?

Я тогда написал об этом. Потом смотрю – проходит время, и ту же историю рассказывает Юрий Авербах, только немного другими словами. Потом – Евгений Гик… И пошла писать губерния. На первоисточник, то есть на меня – никто не ссылается… Надо было, наверное, вовремя патент брать… (смеется)».


Международный турнир памяти М.И. Чигорина, 1961.

В этом знаменательном соревновании (первом в Ростове международном шахматном турнире!) ростовчане болели уже за другого своего земляка – мастера Германа Ходоса. Многочисленные зрители, однако не забывали и своего старого знакомого – Рашида Нежметдинова, ожидая от него новых творческих достижений. И в партии с мастером (будущим гроссмейстером) Драголюбом Чиричем из Югославии эти ожидания оправдались сполна!

Д. Чирич – Р. Нежметдинов

Турнир памяти М.И. Чигорина, Ростов-на-Дону, 1961.

Испанская партия

1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Cb5 a6 4.Ca4 d6 5.0-0 Cg4 6.h3 Ch5 7.c3 Kf6 8.Фe2 g5!
Этим и последующими ходами черные недвусмысленно показывают, что они настроены только на победу!

9.g4 b5 10.Cb3 Cg6 11.d4
На 11.К:g5 последует 11…h6! c преимуществом у черных.

11…h5! 12.C:g5 hg 13.Kh4 Ch5 14.Cd5
Белые стремятся уравновесить нарастающее давление черных на королевском фланге, проявляя активность на противоположном «участке фронта». Однако их ожидает сюрприз…


14…K:d5!!
Партия, по существу, еще не вышла из дебютной стадии, а черные уже жертвуют ферзя!

Замечательным ходом Нежметдинова отнюдь не начинается какой-либо форсированный вариант типа «найдите комбинацию» (см. выше). Фигуры черных развивают огромную силу, значительно превосходящую их формальный «номинал».

15.C:d8 Kf4 16.Фe3 K:h3+ 17.Крg2 Kf4+ 18.Ф:f4
Во избежание худшего, белые возвращают ферзя. Однако наступление черных продолжается.

18…ef 19.Cg5 Ce7 20.C:e7 K:e7 21.Kd2 Крd7 22.Лh1 f6 23.b3 Cf7 24.d5 Лh6 25.Лh2 Лah8 26. Лah1 K:d5! 27.ed C:d5+ 28.f3 g3!
Шашечный мотив, привнесенный в шахматы мастером спорта по шашкам! Черные «запирают» белую ладью. На 29. Лh3 последует 29…Се6!

Белые сдались.


Командный Чемпионат России, 1962, или
«дядя, Вам пожертвовали ферзя!»

Мы, наконец, возвращаемся к более подробному разбору бессмертной партии Нежметдинов-Черников, сыгранной на этом Чемпионате.

Но прежде всего – несколько слов о самом турнире, который был проведен в Ростове-на-Дону в 1962-м году.

Его официальное название «Финал командного первенства РСФСР на Кубок имени М.И. Чигорина». Финалу предшествовали зональные соревнования, в которых приняли участие шахматисты 68 краев, областей и автономных республик России. В результате в Ростов приехали представители 10 команд. Основная борьба за победу развернулась между сборными Омской и Ростовской областей. В итоге призовые места распределились следующим образом:

1. Омская область – 52 очка из 72 возможных.
2. Ростовская область – 49.
3. Свердловская область – 38,5.

У ростовчан весомый вклад в «серебро» внесли лидеры команды – мастер Герман Ходос и международный мастер Самуил Жуховицкий. Отлично выступила и молодежь – Александр Захаров и, особенно, - Людмила Канторович, показавшая абсолютно лучший результат всего Чемпионата – 8,5 из 9!

Шахматисты Татарской АССР заняли в турнире 6-е место. К игре лидера этой команды было приковано самое пристальное внимание – как участников, так и многочисленных зрителей и журналистов. Партия Нежметдинова с мастером В. Тарасовым (Омская область) была признана одной из лучших в турнире, а за победу над мастером О.Черниковым лидеру команды Татарстана был присужден специальный приз…

Р.Нежметдинов (Татарская АССР) – О.Черников (Горьковская область)

Командный Чемпионат РСФСР, 1962.

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Kf3 Kc6 3.d4 cd 4.K:d4 g6 5.Kc3 Cg7 6.Ce3 Kf6 7.Cc4 0-0 8.Cb3 Kg4 9.Ф:g4 K:d4 10.Фh4 Фa5 11.0-0 Cf6


Весь этот вариант десятки, если не сотни раз встречался по всему миру в соревнованиях самого разного уровня. «По совокупности результатов» теоретики вынесли приговор: если белые хотят сделать ничью, пожалуйста, вольному воля… Но на большее они рассчитывать не могут. В самом деле, на отступление ферзя (12.Фg3) последует эффектное 12…Ф:с3! 13.bc Ke2+ и перевес уже на стороне черных. А на «активное» 12.Фh6 возможно 12…Сg7 и, в результате повторения ходов, ничья будет зафиксирована «с позиции силы».

В этом «теоретическом» положении Нежметдинов надолго задумался. Прошло десять минут, двадцать, тридцать, сорок… Его соперник, не выдержав затянувшейся паузы, подошел в другом конце игрового зала к участнику татарской команды Вилю Волошину: «Ты не знаешь, над чем Рашид думает? Если он хотел выигрывать, надо было думать раньше!»…

В ту же минуту к Черникову подбежал мальчик, показывавший партии на демонстрационных досках:
«Дядя, Вам пожертвовали ферзя!»…

Больше лидеру горьковчан в этот вечер «гулять» не пришлось.
12. Ф:f6!!

Не знаю, что случилось в Ростове в тот вечер, 19-го мая 1962-го года. Может, резкий, порывистый ветер был лишь предтечей сошествия с небес духа великого М.И. Чигорина? Некоторые «очевидцы» даже утверждали, что после 12-го хода белых Михаил Иванович, смотревший на шахматистов с большого портрета, слегка улыбнулся…


«В шахматных книгах и журналах, равно как и в словесных беседах, то и дело приходится слышать: «нетеоретично», «теоретичнее было бы» и т. п. При этом под именем «теоретичных» разумеются обыкновенно ходы общепринятые, постоянно встречающиеся, имеющие разве то преимущество, что они более других исследованы. В действительности же почти во всех дебютах можно приискать такие ходы, которые не уступают теоретическим, если опытный и сильный игрок сумеет сделать их исходным пунктом целой комбинации. Вообще шахматная игра гораздо богаче, чем можно представить ее на основании существующей теории, стремящейся сжать ее в определенные, узкие формы»

(М.И. Чигорин)


12…Ke2+ 13.K:e2 ef 14.Kc3 Лe8 15.Kd5 Лe6 16.Cd4 Крg7 17.Лad1 d6 18.Лd3 Cd7 19.Лf3 Cb5 20.Cc3 Фd8 21.K:f6! Ce2 22.K:h7+! Крg8 23.Лh3 Лe5 24.f4!

«Двинув вперед пешку, Нежметдинов вскочил из-за столика и бегом – времени оставалось немного – бросился в фойе, на ходу разжигая очередную из бесконечных своих папирос. Я оторвался от собственной партии, кивком спросил его: «Как?». В ответ торжествующе блеснули быстрые черные глаза Рашида – словно ласточки над землей. Такое состояние человеческого естества и отлил в бронзовую строку поэт – «Есть упоение в бою…»

(Я. Дамский)

24…C:f1 25.Кр:f1 Лc8 26.Cd4 b5 27.Kg5 Лc7 28.C:f7+! Л:f7


29.Лh8+!
И вновь под сводами ростовского Дома офицеров звучит знакомый шашечный мотив – отдать одну свою «шашку» с тем, чтобы тут же снять с доски две неприятельских!

29…Кр:h8 30.К:f7+ Крh7 31.К:d8 Л:е4 32.Кс6 Л:f4+ 33.Кре2
Черные сдались.


Партия – послание в вечность.
Вечная память автору.


Владимир Петров.

Посмотрите на эту фотографию. Рига, 1941-й год.


Молодая женщина держит на руках маленького ребенка. Она не улыбается. Ее большие и красивые глаза, напряженно устремленные вперед и вверх, словно пытаются заглянуть в будущее…

Женщину зовут Галина Петрова, она студентка Рижского университета. Ее муж – знаменитый шахматист, чемпион Латвии Владимир Петров. До войны это имя было известно не только на его родине, но и далеко за ее пределами. Неоднократная «первая доска» сборной Латвии на Всемирных шахматных Олимпиадах, победитель и призер крупнейших супертурниров того времени. В активе Петрова – победы над Чемпионом мира Александром Алехиным, а также над такими великими шахматистами, как Самуил Решевский, Ройбн Файн (оба – США), Исаак Болеславский (СССР) и многими другими корифеями.

…В 1940-м году Петров, по независящим от него обстоятельствам, превратился из выдающегося «зарубежного» маэстро – в советского мастера. Попав, без какой-то обязательной в подобных случаях предварительной подготовки, в число участников сильнейшего по своему составу – 12-го Чемпионата СССР, новоиспеченный мастер занял в итоге скромное место в середине турнирной таблицы. То обстоятельство, что ему удалось сделать ничьи с победителями соревнования – бывшим венгерским маэстро Андре Лилиенталем и ростовчанином Игорем Бондаревским – было для Петрова слабым утешением. Правда, в поединке со вторым участником Чемпионата из Ростова-на-Дону – Марком Стольбергом Петров сумел одержать победу…

Так в карьере выдающегося «русского», а ныне – советского латыша наметился донской след. Вскоре он продолжился уже на берегах тихого Дона.

Здесь в июне 1941-го года проводился знаменитый (по своему значению и составу участников) – полуфинал следующего, 13-го Чемпионата СССР. В этот раз, в отличие от первого «советского крещения», Петров играл с большим подъемом и настроем на победу в каждой партии. У него появились реальные шансы попасть в финальный турнир Чемпионата. Но… 22-го июня 1941-года увлекательная интеллектуальная борьба была прервана. Для многих – навсегда…

Владимир Петров так и не смог добраться до своего дома, своей семьи, оказавшейся на «временно оккупированной территории».

Его призвали в Красную Армию. «Высокое» начальство, осведомленное о славном шахматном прошлом Петрова, разрешило ему принять участие в нескольких небольших турнирах. В одном из них (Москва, февраль-март 1942г.) первое место занял Бондаревский, второе – Петров. С некоторыми участниками этого соревнования Владимир Петров был излишне откровенен… Донос трех известных шахматистов – хороших знакомых Петрова – не заставил себя долго ждать…

В августе 1942-го года Владимир Петров был арестован и вскоре осужден на 10 лет «исправительно-трудовых» лагерей «за антисоветскую агитацию и пропаганду». При пересылке по этапу, он умер от застарелого туберкулеза. Место его погребения неизвестно. На долгие годы и даже – десятилетия – имя выдающегося шахматиста было вычеркнуто из истории шахмат.

Последнее фото Владимира Петрова (1908-1943)

…Начало июня 1941-го года. Владимир Петров уезжает из Риги в Ростов-на-Дону. Его жена Галина сдавала летнюю сессию и поехать с мужем в этот раз не смогла. В ее глазах запечатлелась сцена, которую она будет помнить до конца своих дней:

Словно предчувствуя недоброе, Владимир крестит на прощание жену и маленькую дочь нательным крестом. Затем – садится в машину, но… возвращается, чтобы взять с собой фотографию двух самых близких людей. Ту самую, которую можно увидеть в начале статьи. Эта фотография была с Петровым в Ростове. С ней он не расставался и дальше, вплоть до своего ареста. Затем фото перекочевало в уголовное дело… Спустя 56 лет, в 1997-м году, оно вернулось к Галине Петровой…

* * *

Однако, на этом «ростовский» след в биографии Владимира Петрова не прервался.

Его необычной, трагической судьбой, его творческим наследием заинтересовался наш земляк, международный гроссмейстер Дмитрий Вадимович Кряквин. Проделав огромную, в том числе – архивную работу, он сумел воссоздать для своих современников живой облик выдающегося шахматиста ушедшей эпохи. В его книгу вошли и прекрасно прокомментированные автором партии Владимира Петрова (в том числе – и ранее неизвестные). Неотъемлемой частью уникального издания стали и воспоминания, написанные женой главного героя – Галиной Петровой-Матиса.

…Широкая презентация книги «Герой довоенных олимпиад» состоялась 15-го февраля 2013-го года, в рамках Мемориала Владимира Петрова в Юрмале.

Международный гроссмейстер Дмитрий Кряквин (Ростов-на-Дону) на презентации своей книги о Владимире Петрове. Юрмала, 2013.
На втором плане – ученик Михаила Таля, международный гроссмейстер Алексей Широв (Латвия-Испания)

На одной из страниц своего труда автор посвятил несколько слов своему и нашему общему земляку – Марку Стольбергу:

«Судьба Марка Стольберга тоже оказалась трагичной, после начала войны он был мобилизован даже со своим плохим зрением и погиб 16 мая 1942-го, при переправе через Керченский залив войск Крымского фронта. Несмотря на огромное дарование, большие спортивные достижения и героическую смерть, сразу после окончания войны имя Марка Стольберга оказалось вычеркнуто из истории ростовских шахмат. Возможно, это было проявлением бытового антисемитизма, а может быть, новые мастера, появившиеся после войны в южной столице, хотели быть первыми великими шахматистами своего города.

Родина Стольберга за почти 70 лет, прошедших со времени его гибели, не провела ни единого Мемориала одного из своих первых больших шахматистов. Лишь на фасаде одной из общеобразовательных школ Ростова красуется надпись: «Здесь учился мастер спорта СССР по шахматам Марк Стольберг, погибший в боях с немецко-фашистскими захватчиками» – последняя память о шахматисте, тактическим дарованием которого восхищались газеты и болельщики последнего довоенного чемпионата, и о котором Давид Бронштейн сказал: «У нашего поколения был свой Михаил Таль». В 2012 году исполнилось 90 лет со дня рождения Стольберга».


Не являются ли эти слова своеобразной «заявкой» Дмитрия Кряквина на книгу о Стольберге?

Во всяком случае, можно констатировать: в нашем городе живет и работает не только очень сильный шахматист, но также и выдающийся аналитик и историк шахмат – наследник славных традиций великого гроссмейстера и шахматного литератора – Савелия Григорьевича Тартаковера (1887-1956) – уроженца Ростова-на-Дону. Будем надеяться, что когда-нибудь в нашем городе состоится турнир памяти Марка Стольберга. И его украшением станет презентация мемориального издания, написанная о нашем земляке… нашим земляком.

Федор Дуз-Хотимирский.

Ростовские любители шахмат помнят много памятных событий. Для участия в интереснейших соревнованиях и других «мероприятиях» к нам в город приезжали Чемпионы мира Ботвинник, Смыслов, Таль, Петросян, Спасский, Карпов, многие другие, всемирно известные, советские и зарубежные гроссмейстеры и мастера. В наших «шахматно-ростовских» заметках, будет, конечно, затронута и эта тема. Сейчас же мне хочется рассказать о другом…


Взгляните, пожалуйста, на этот снимок. Он был сделан 107 лет назад. На фото изображены участники легендарного шахматного турнира, проходившего в 1907-м году в городе-курорте Карлсбаде (нынешние Карловы Вары). Это соревнование явило шахматному миру целую плеяду молодых талантливых шахматистов, в том числе представителей России – Акибу Рубинштейна (победителя турнира) и Федора Дуз-Хотимирского. В итоговой таблице Федор Иванович, набравший 10 очков из 20-ти возможных, разделил «скромное» 11-12 место с великим американцем Фрэнком Маршалом, одержав победы в поединках с Ароном Нимцовичем, Рудольфом Шпильманом, Давидом Яновским и другими известными шахматистами.

…Вот он стоит (3-м справа, в «задорной» кепочке) молодой киевский мастер Дуз-Хотимирский. В его взгляде не чувствуется ни малейшей робости перед маститыми корифеями. Рядом с ним (2-м справа) расположился будущий выдающийся гроссмейстер и шахматный мыслитель, уроженец Ростова-на-Дону – Савелий Тартаковер (о нем вкратце упоминалось в первой части этих заметок). Акиба Рубинштейн сидит за левым столиком, слева. За тем же столиком справа - наш великий Михаил Иванович Чигорин. Это одно из последних фото основоположника русской шахматной школы. В турнире он выступил неудачно – плохо себя чувствовал. Спустя 4 месяца Чигорин умер…

«Эхо» первого Карлсбада, прокатившееся по всему миру, привело к тому, что шахматное состязание в этом городе решено было сделать традиционным. В 3-м Карлсбадском турнире, в 1923-м году, победили Ефим Боголюбов, Геза Мароци и будущий Чемпион мира Александр Алехин. Они и не подозревали, что вскоре советские писатели Илья Ильф и Евгений Петров добавят к ним еще одного «участника» – «гроссмейстера (старшего мастера)» Остапа Бендера. Приглашая простодушных васюкинских шахматистов принять участие в своем вечернем сеансе одновременной игры, «гроссмейстер» небрежно бросил: «А сейчас, простите, не в форме. Устал после Карлсбадского турнира»…

* * *

…Прошло 50 лет. В 1957-м году Федор Иванович Дуз-Хотимирский приехал в Ростов-на-Дону. Для легендарного ветерана советских шахмат подобные поездки были традиционными. Встречи с шахматистами, ответы на их вопросы, обзор последних событий. В тот год «события», одно интереснее другого, сыпались, как из рога изобилия. Новым Чемпионом мира стал Василий Смыслов, Чемпионом СССР – Михаил Таль… И, завершая встречу, гость, в соответствии со сложившейся традицией, должен был дать сеанс одновременной игры… Внешне - напоминающий тот, который чуть было не закончился трагически для Остапа Бендера…

…В тот день ростовский шахматный клуб, находившийся на углу Буденновского и Энгельса (нынешняя – Большая Садовая), «гудел (выражаясь языком избитого трафарета) как растревоженный улей». Перед началом сеанса несколько слов о «высоком госте» сказал директор клуба Арон Абрамович Богатин. Тот самый, который через год возвестит начало новой эры в развитии… ростовского футбола! (Подробнее об этом написано здесь).

Арон Абрамович отметил, что у нас в гостях – легенда советских и мировых шахмат. Упомянул об участии Федора Ивановича в нескольких предвоенных Чемпионатах СССР, о том, что в далеком 1909-м году, участвуя в международном турнире в Петербурге, он сумел выиграть у двух победителей – Чемпиона России Акибы Рубинштейна и Чемпиона мира – Эмануила Ласкера (!!!), за что был удостоен специального приза. Напомнил Богатин и о Карлсбадском турнире, о многолетней дружбе и соперничестве Федора Ивановича с Михаилом Ивановичем Чигориным, о том, что первые серьезные шахматные уроки у «Дуза» брал не кто иной, как будущий первый русский Чемпион мира – Александр Алехин!

* * *

И вот… подошла очередь сеанса… Среди его участников оказался и я. Было мне тогда 9 лет. К тому времени начальные азы шахмат я уже постиг, знал также и шахматную нотацию. О моем участии заранее похлопотал отец. Сильный «первокатегорник», еще довоенной закалки, он хорошо знал А.А. Богатина и «выбил» у него место не только для себя, но и для меня. Мы договорились с папой, что играть он будет на двух досках – на своей и на моей. Вернее, ход, который я намеревался сделать, надо было быстро сообщить ему, чтобы получить «добро». В случае отсутствия такового, я делал ход в соответствии с папиной рекомендацией.

…Вот Федор Иванович, невысокий, сутуловатый, седой старик, с очень живыми глазами, подходит к нашим доскам. Здоровается за руку. Затем – делает первый ход – на обеих досках – е2-е4, и проходит дальше, к другим участникам. Я пытаюсь записать ход на специально приготовленном листе бумаги, но у меня ничего не получается. От сознания того, что сам Дуз-Хотимирский поздоровался со мной, так, как делал это много лет назад перед началом партий с Чигориным, Ласкером и Алехиным, голова делается какой-то тяжелой, а руки немеют…

«Играй е5» – шепчет мне отец… Я постепенно прихожу в себя. На обеих досках – испанские партии…

Уже минут через десять завершаются первые поединки. Во всех – победил сеансер. Федор Иванович подолгу задерживается перед каждым «потерпевшим», разбирает сделанные ходы, указывает на ошибки. Впоследствии я понял, что это – его «фирменный» стиль. Но об этом – чуть позже…

Как в своей, так и в моей партии, папа построил игру очень основательно. Никаких «скороспелых» действий, все «атакующие» (в стиле моего кумира – Михаила Таля) предложения пресекаются и направляются в чисто позиционное русло.

Вот я вижу, как папа, разменяв на своей доске большинство фигур, захватывает ладьями открытую линию, выигрывает одну пешку, затем – другую. Федор Иванович все дольше задерживается у папиной доски… Наконец, видимо почувствовав, что ему противостоит вполне квалифицированный партнер, улыбается и протягивает папе руку, поздравляя его с победой! Раздаются аплодисменты…

В моей партии – тоже эндшпиль, но только не четырехладейный, а просто ладейный, с равным количеством пешек. Моя черная ладья «держит» седьмую горизонталь, уверенно защищая пешки, которые, в свою очередь, защищают друг друга. Конечно, если бы все происходило «по-честному», Федор Иванович наверняка бы у меня выиграл. Ведь именно в эндшпиле разница в мастерстве игроков проявляется наиболее отчетливо…

– Ну, а с Вами что делать, молодой человек? Согласны на ничью?
– Да… – говорю я и не узнаю своего голоса.

И снова – аплодисменты, и снова – рукопожатие Мастера, запомнившееся на всю жизнь!

* * *

Через много лет, в книге Б.С. Вайнштейна «Комбинации и ловушки в дебюте», я натолкнулся на любопытный фрагмент. Перед сеансом с Дуз-Хотимирским (дело происходило уже не в Ростове, а в другом городе) – два приятеля – сам автор и его друг по фамилии Монов – решили схитрить: они попросили разрешения у сеансера развернуть одну из своих досок с тем, чтобы один из друзей играл с Мастером белыми, а другой – черными (обычно сеансер на всех досках играет белыми фигурами). Сделано это было для того, чтобы «подглядывать» за Мастером, копируя его ходы. Добрейший Федор Иванович, ничего не подозревая, разрешение дал. Однако, в какой-то момент приятель по фамилии Вайнштейн решил, что он легко выигрывает, и без всяких «подглядок», ввиду того, что сеансер, по его мнению, что-то «напутал».

Дуз-Хотимирский – Вайнштейн
Королевский гамбит

1. е4 е5 2. f4 ef 3. Kf3 g5 4. Cc4 g4 5. Ke5 Фh4+ 6. Kpf1 Kh6.

– Слушай, – сказал подошедший Монов, — кажется, он здесь что-то напутал. Сейчас ты прогонишь коня, затем двинешь пешку вперед. Что он будет делать?
– Я сам об этом думаю. Если он пойдет g2-g3, то я шахну ферзем на h3 – и готово.

Партия продолжалась: 7. d4 d6 8. Kd3 f3 9. g3.

До этого момента я отвечал на ходы Дуз-Хотимирского, лишь посмотрев, какой ход он сделал черными против Монова. Но, почуяв возможность быстрого выигрыша, я не удержался и сразу ответил 9... ФhЗ+.

Дело ясное: на gl король уйти не может — мат; если уйдет на f2, то все равно дам шах на g2 и либо возьму ладью, либо снова мат; если же на el, то тот же ход ферзем на g2, и, когда ладья уйдет, заберу пешку h2, затем пешку g3, и мои пехотинцы двинутся вперед. За одну пешку ему придется отдать фигуру, за другую меньше ладьи не возьму... Мастер сразу ответил, и я сделал еще один ход.

10. Kpel Фg2 11. Kf2.


Дуз-Хотимирский перешел к следующей доске.

– Смотри-ка, – говорит подбежавший ко мне Монов, – никак он поймал твоего ферзя?

Я с грустью смотрю на свою позицию и не вижу защиты от 12. Cf1. Подходит Дуз-Хотимирский. От него я узнаю, что этот вариант королевского гамбита называется гамбитом Сальвио—Зильбершмидта, а ловушка с ходами Kf2 и Cf1 известна уже около ста лет.


* * *

…Прошло 50 лет. Давно ушел из жизни выдающийся шахматист и популяризатор шахмат Федор Иванович Дуз-Хотимирский (1881-1965). Но живы его партии, а также… воспоминания об этом замечательном человеке. Автор будет признателен всем, кто волею судьбы также был участником, либо зрителем вышеописанного ростовского «чудного мгновения». Особая благодарность – за возможные дополнения этой страницы воспоминаниями и фотографиями.

Федор Иванович Дуз-Хотимирский (справа) играет партию с Давидом Бронштейном.

Владимир Макогонов.

Выдающийся советский шахматист Владимир Андреевич Макогонов (1904-1993) дважды участвовал в турнирах, которые проводились в Ростове-на-Дону. Но вначале – краткая биографическая справка.

  • Макогонов В.А. – международный мастер, заслуженный мастер спорта СССР, почетный гроссмейстер ФИДЕ.
  • Впервые проявил себя в Чемпионате Баку (1923), разделив 1-2 места, со старшим братом - Михаилом Макогоновым (1900-1943); в дальнейшем – неоднократно выигрывал эти соревнования.
  • В 1928 г. стал Чемпионом ЗСФСР (Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики). Это же достижение В.А.Макогонов повторил через 20 лет – в 1948-м году.
  • 5-кратный Чемпион Азербайджана (1947-49, 1951, 1952).
  • Участник 8 Чемпионатов Советского союза, лучшие результаты:
    1927 – 5-6 м.
    1937 – 4-е.
    1940 – 7-9 м. (победы над Ботвинником, Смысловым, Кересом).
    1944 – 5-6 м.
  • Участник международного тренировочного турнира (Ленинград, 1939, 3-6 м.) – победы над Решевским и Кересом.
  • В.А. Макогонов входил в состав сборной СССР в легендарном радио-матче СССР-США (1945). На 9-й доске он выиграл микро-матч у американского мастера А. Купчика – 1,5:0,5.
  • В.А. Макогонов – выдающийся теоретик и тренер, он является одним из авторов важного дебютного разветвления в ферзевом гамбите (система Макогонова-Тартаковера-Бондаревского).
  • В.А. Макогонов тренировал и консультировал Василия Смыслова во время его победного матча с М. Ботвинником (1957); он также работал с Владимиром Багировым (первым азербайджанским гроссмейстером), и – с Гарри Каспаровым.

* * *

У меня в руках – уникальная фотография. Ее мне передала ростовчанка Илона Данова-Джавахишвили – внучка Арона Абрамовича Богатина, о котором мы неоднократно говорили ранее.


Снимок датирован июнем 1948-го года. На нем можно видеть азербайджанских шахматистов – участников полуфинала первого лично-командного Первенства СССР (южная зона), который проводился в Тбилиси. Состав сборной Азербайджана на этом турнире был довольно внушительным: три мастера, два кандидата в мастера, четыре первокатегорника и одна шахматистка третьей категории. Вот их имена: 1. Макогонов, 2. Абрамян, 3. Гульдин, 4. Жилаков, 5. Левитас, 6. Шахтахтинский, 7. Амирханов, 8. Велибеков, 9. Газаров, 10. Горбачева.

В первом ряду, в белой рубашке, один из арбитров – А.А. Богатин (Ростов-на-Дону).

1 Абрамян Сурен Теодорович (1910-1982) – мастер спорта по шахматам, арбитр всесоюзной категории, выдающийся детский тренер, заслуженный тренер СССР. Руководитель знаменитой шахматной школы бакинского Дворца пионеров (1940-е – 70-е гг.). Его воспитанниками были гроссмейстер Владимир Багиров, неоднократная Чемпионка и призер первенств СССР, гроссмейстер Татьяна Затуловская, мастер Олег Приворотский (первый тренер Гарри Каспарова) и многие другие известные шахматисты.

Рядом с ним, наверное, неслучайно, оказались его старые знакомые – мастера Сурен Абрамян1 и Владимир Макогонов (соответственно – 1-й и 3-й справа).

Почему неслучайно?

Да потому что оба эти шахматиста были участниками легендарного ростовского полуфинала 1941-го года – турнира, прерванного войной.

Ростов н/Д, 15 июня 1941 г.

В 1-м туре полуфинального турнира XIII Чемпионата СССР (3-я группа) встретились мастера Г. Равинский (Ленинград) и бакинец В. Макогонов (справа). Партия закончилась вничью. (Газета «64», №25 от 18 июня 1941 г.)

Во втором туре В. Макогонов, играя черными, в отличном стиле выиграл у московского мастера Александра Чистякова. Вот эта партия (примечания В. Макогонова).

А. Чистяков (Москва)В. Макогонов (Баку)

Полуфинал XIII Чемпионата СССР, Ростов н/Д, 1941

Защита Каро-Канн

1.e4 c6 2.Kc3 d5 3.Kf3 de 4.K:e4 Kd7 5.d4 Kgf6 6.Kg3 Фc7 7.Cd3 e6 8.0-0 Cd6 9.Лe1 0-0 10.c4 b6 11.Cd2 Cb7 12.Фe2 c5 13.Cc3 cd 14.C:d4

Естественнее 14.K:d4 и на 14…a6 играть 15.Лad1.

14…Лfd8 15.Cc3 C:f3 16.gf

Безусловно, лучше было 16.Ф:f3. После 16…Ke5 белые могли играть 17.С:е5 С:е5 18.Лаb1; если же 16…Се5, то 17.Лас1 С:с3 18.Л:с3

16…Лас8 17.b3 Cf4 18.Cc2 Фc5

Черные, пользуясь пассивной игрой белых, намечают перевод ферзя на королевский фланг для того, чтобы усилить давление на пункт h2.

19.Крh1 Фg5 20.Лg1 Фh4 21.Лad1 g6 22.Лd4 Kh5 23.Лgd1


23…e5!

Конь на d7 неприкосновенен из-за С:g3. Чтобы отвести эту угрозу, белые вынуждены отдать качество.

24.Л:f4 K:f4 25.Фe4 f6 26.Лg1 Kc5 27.Фe3 Kd3 28.Ке4 Лс6 29.b4 f5 30.Кg3 g5

Белые сдались.

К атаке пункта h2 готова подключиться уже с поля h6 и черная ладья, после чего сопротивление бесполезно.


После шести туров у Владимира Андреевича было 3,5 очка из 5-ти (в одном из туров он был свободен от игры из-за нечетного числа участников).


Неплохо обстояли дела во 2-й группе и у Сурена Абрамяна – 2 очка из 4-х возможных, при одной отложенной партии. Оба бакинских шахматиста могли с надеждой смотреть в будущее: для завоевания путевки в финал необходимо было попасть в «двойку» призеров.

Итоги пройденной половины пути в 3-й группе подвел главный «затейник» турнира, мастер А. Модель:

Среди ведущих мастеров
Равинский, Толуш и Петров,
Но догоняют чемпионов
И мастер Кан, и Макогонов.
От них всего на пол-очка
Отстали Гольденов, Сокольский.
Да, путь к финалу очень скользкий!
Победа будет нелегка!
Хоть сорван старт, и бой неравен,
Но тверд Кириллов, весел Хавин,
И ждут уверенно очков
И Герстенфельд, и Чистяков.
Никто надежд не потерял
На попадание в финал,
Вся группа к финишу готова!
И бой, упорней всех боев,
Увидят жители Ростова.

(http://www.e3e5.com/article.php?id=1735)

До финиша, однако, дело так и не дошло…

* * *

…Из книги В.А.Асрияна «Владимир Макогонов». М., изд-во «Физкультура и спорт», 1991

«В то воскресенье, 22 июня – вспоминает Макогонов, – мы с Генрихом Каспаряном пошли погулять по городу. На улице и услышали речь Молотова, узнали о вероломном нападении фашистов. Я сразу же поспешил в гостиницу к главному судье турнира – Владимиру Николаевичу Снегиреву и сказал ему, что немедленно должен вернуться домой, явиться в военкомат. Он согласился со мной, и в тот же день, вечером, я выехал домой. Разъехались и другие шахматисты. Прихожу в Баку в военкомат, а мне говорят: «Вызовем, когда надо будет». Еще несколько раз заходил, пока мне не сказали: «Вы мобилизации не подлежите». А Михаила мобилизовали. Он погиб под Курском в сорок третьем.

Владимир Макогонов был оставлен в Баку не случайно. Несмотря на тяжелую обстановку на фронте, нехватку людских ресурсов, наиболее ярким деятелям культуры и искусства, сильнейшим спортсменам была предоставлена бронь. Макогонов, как один из сильнейших шахматистов страны, оказался в их числе. Он с головой ушел в школьные дела. Что же касается шахмат, то он даже не мог себе представить, когда к ним можно будет вернуться…»


* * *

В следующий раз Владимир Макогонов приехал в Ростов нескоро – через десять с половиной лет – в конце 1951-го года. Одновременно с проходившим в Москве финалом ХIХ Чемпионата СССР, началась масштабная подготовка к следующему, ХХ Первенству. В восьми городах стартовали четвертьфинальные отборочные турниры. Один из них проходил в Ростове с 27 ноября по 20 декабря. Его участниками были: заслуженный мастер спорта Макогонов (Баку); мастера спорта: Вистанецкис (Вильнюс), Гульдин (Баку), Константинов (Краснодар); кандидаты в мастера: Амирханов (Баку), Бастриков (Свердловск), Григорьев (Ростов), Гусев (Сталинабад), Кнышенко (Ростов), Коц (Сталино), Крогиус (Саратов), Лапин (Иваново), Лутиков (Ленинград), Матохин (Сталинград), Трупан (Краснодар), Чукаев (Каунас).

В послевоенном Ростове это было одно из первых шахматных соревнований союзного уровня. Турнир вызвал большой интерес, в каждом туре уютный зал клуба техникума железнодорожного транспорта был заполнен до предела. Ростовчане, конечно, болели за своих земляков, и один из них, Чемпион города Юрий Кнышенко полностью оправдал их ожидания. Показав яркую, инициативную игру, он в итоге набрал 10 очков из 15 возможных и занял чистое 3-е место, дающее право на выход в полуфинал. Помимо Кнышенко этого права также добились Юрий Коц (победитель турнира, 11,5 очков) и Георгий Бастриков (11 очков). Места с 4-го по 6-е с результатом 9,5 очков разделили Владимир Макогонов, Анатолий Лутиков и Николай Крогиус, но у последнего было меньше побед, и он не попал в заветную «пятерку».

Этот турнир, видимо, дался Макогонову достаточно тяжело. В первом туре, имея преимущество, он ошибся в цейтноте и проиграл своему земляку Льву Гульдину.

Ростовская областная газета «Молот», 30 ноября 1951 г.

В дальнейшем маститый маэстро сумел частично наверстать упущенные возможности, но… молодежь стремительно выдвигалась вперед.

Вероятно, с годами спортивная, игровая сторона шахмат стала для В.А. Макогонова – выдающегося мыслителя, методиста и аналитика – отходить на второй план. В последующие годы один из самых ярких представителей советской шахматной школы уже редко выступал в соревнованиях, сосредоточившись на педагогической деятельности – преподавая математику детям и передавая свой бесценный опыт, свое особое понимание древней игры новым поколения шахматистов.

Сборная СССР по шахматам образца 1945 г.
Сидят, слева направо: А. Котов, В. Смыслов, М. Ботвинник, В. Рагозин, С. Флор
Стоят, слева направо: А. Лилиенталь, И. Болеславский, В. Макогонов, И. Бондаревский, Д. Бронштейн

Александр Кобленц.

Бывают говорящие фотографии. Как эта, например.

Москва, 1960. Маэстро Кобленц наблюдает за совместным анализом Таля и Ботвинника

Смотришь на нее и невольно вспоминаются слова легендарного Александра Нафтальевича Кобленца (1916-1993) из его книги «Дорогами шахматных сражений»:

«Стараюсь слушать внимательно, но ничего не понимаю. Перед моим внутренним взором невольно встают эпизоды давно минувших дней»…


Эмануил Ласкер, Хосе-Рауль Капабланка, Александр Алехин – всех этих великих шахматистов автор хорошо знал лично…

1948-й год… Залитый светом Колонный Зал Дома Союзов… Овация в честь первого советского Чемпиона Мира Михаила Ботвинника…

«От сознания, что завтра Мише Талю, пареньку из Риги, предстоит сражаться за высшее шахматное звание с признанным лидером советской шахматной школы, сердце бьется еще сильнее»…


* * *

Мастер А. Кобленц – выдающийся шахматист, шахматный литератор и организатор шахматной жизни в Латвии, на протяжении многих лет – тренер-секундант Михаила Таля – дважды принимал участие в соревнованиях, проводившихся в Ростове-на-Дону.

В обоих случаях это были полуфиналы Чемпионатов Советского Союза. Первому их них – легендарному, прерванному войной полуфиналу XIII Чемпионата, в нашей книге посвящена отдельная статья. Вот как описывал это событие сам Кобленц в своих «Воспоминаниях шахматиста» (М., изд-во ФиС, 1986):

«Став первым чемпионом Советской Латвии, я завоевал право играть в полуфинале 13-го первенства СССР в Ростове-на-Дону. Для подготовки к турниру я приехал в Москву. Центральный совет ДСО «Динамо» организовал для меня недельный тренировочный сбор. Я был поражен – такое отношение к шахматистам было для меня непривычным. Помню также сеанс одновременной игры в городском Дворце пионеров. Шел я на него с опаской – помнил «жалобы» Капабланки и Флора о том, что с московскими пионерами играть очень трудно. Однако своим результатом я остался доволен: +18-4=9 (18 побед, 4 поражения и 9 ничьих – прим.авт). Но так как в тот же день против школьников выступал и Василий Смыслов, обольщаться результатом не приходилось: я понял, что юные хозяева выставили против гостя из Риги не самый сильный состав – тот, наверное, «приберегли» для «москвича»…

Наконец, я в Ростове-на-Дону. Вот она, прославленная когорта советских мастеров! Их всех я заочно хорошо знал по партиям из книг и журналов, но хотелось познакомиться с ними и лично. Запомнился мастер Ильин-Женевский. Если большинство участников вели себя раскованно, порой даже шумно, то Ильин Женевский выделялся среди них: говорил тихо, сдержанно, мыслил оригинально. Интересными собеседниками оказались мастера Кан, Белавенец, Сокольский, Рагозин. Как-то в тени держался совсем юный Бронштейн.

Регламент турнира был для меня непривычным – шесть часов игры. Именно на шестом часу я допускал грубые просчеты. Белавенцу, например, я умудрился «зевнуть» ферзя. А в общем, я, конечно, уступал по классу своим коллегам. В пух и прах меня разнесли Копаев и Чеховер».


Несмотря на то, что большая часть партий ростовского полуфинала, по-видимому, утрачена, «разносная» партия А. Кобленц-Н. Копаев дошла до наших дней (вышеприведенная ссылка, партия №22). У этого поединка есть и соответствующее фото-сопровождение:

Ростов н/Д, 15 июня 1941г. Играют Николай Копаев (слева) и Александр Кобленц (фото из газеты «64», 1941, №25)

Вскоре после стартового «ускорения», полученного в 1-м туре, мастер из города Черновцы вышел на орбиту лидера во 2-й группе. А вот у Александра Нафтальевича игра «не пошла»…


Газета «Молот» (Ростов-на-Дону) от 20 июня 1941г.

Не состоялись в нашем городе и музыкальные гастроли Маэстро.

Читаем в ростовской газете «Молот», обращая внимание на дату – 22 июня…

Шахматисты – музыканты

Среди участников шахматных полуфиналов, проходящих в Ростове, имеется ряд даровитых музыкантов. Так, например, ленинградский мастер, тов. Лисицын, по специальности инженер, является в то же время композитором. Им написано несколько романсов на слова Лермонтова и скрипичное произведение, которое передано для исполнения лауреату Всесоюзного и международных конкурсов скрипачей профессору Давиду Ойстраху.

Другой участник полуфинальных соревнований, чемпион Латвийской ССР тов. Кобленц обладает приятным лирическим тенором. На днях Ростовский областной радиокомитет организует выступление у микрофона тов. Кобленца, который исполнит ряд вещей на итальянском языке. В программу литературно-музыкальной передачи «Лермонтов на Кавказе» включены произведения тов. Лисицына на тексты Лермонтова «Горные вершины» и «Сосна».

С. Гурвич


* * *

Итоги турнирного «экватора», в свойственной ему манере, подвел руководитель ленинградской делегации, мастер А. Модель:

Упорно, твердо наступая,
Громят противников своих
Отважный чемпион Копаев
И осторожный Кузьминых.
Являют доблести пример
И Абрамян, и Чеховер,
Хоть пятый тур их буйный пыл
Довольно резко охладил.
Забыв, как выглядит очко,
Белавенец и Головко
Мечтают, максимум, о «норме».
Микенас, видимо, не в форме,
И ни единой единицы
Не может вытянуть Лисицын.
А вот Бронштейн – опасен мальчик,
Но после первых двух ничьих,
Шалун уж отморозил пальчик
И основательно притих.
В финальном первенстве Союза
(Уже нетрудно угадать)
Увы, ни Кобленца, ни Дуза
Нам не придется увидать…

Да, в 1941-м году шахматный финал Союза не увидел «ни Кобленца, ни Дуза», ни многих других шахматистов. Не увидел – никого. Взяв «отсрочку» до 1944-го года.

Зато в следующий, XIV Чемпионат, состоявшийся в 1945-м году, наш герой, все-таки, пробился, отлично выступив в киевском полуфинале и одержав при этом девять побед.

Причем, одним из «пострадавших» был… Николай Копаев.

Незадолго до этих событий, вернувшись в родной город, Александр Нафтальевич узнал о постигшем его горе: в рижском гетто погибли мама и родные сестры…

Шахматы, таким образом, спасли ему жизнь. В 1941-м, после прекращения ростовского турнира, возвращаться в Латвию было поздно – 30 июня в Ригу вошли немцы.

* * *

Через 12 лет, в июне 1953-го года, мастер Кобленц, как участник полуфинала XXI Чемпионата СССР, снова приехал в наш город... В отличие от первого ростовского опыта, вторая попытка оказалась более удачной – Маэстро был очень близок к тому, чтобы во второй раз попасть в финал. В итоговой таблице он занял 5-е место – достойный результат.

Итоговая таблица полуфинала XXI Чемпионата СССР (Ростов н/Д), 1953г. (журнал «Шахматы в СССР», 1953, №8)

Из партий, сыгранных тогда в Ростове, можно отметить поединок Кобленца с московским мастером Чистяковым. Это была символическая встреча – оба шахматиста в 1941-м году были участниками ростовского полуфинала. Встретиться они тогда не могли – играли в разных группах. И вот, спустя двенадцать лет, «бойцы вспоминают минувшие дни».

А. Кобленц (Рига)А. Чистяков (Москва)

Полуфинал XXI Чемпионата СССР по шахматам, Ростов-на-Дону, 1953 г.

Ферзевый гамбит

По-видимому, просмотрев временную жертву фигуры (24.K:b5!), черные отреагировали не лучшим образом, в результате чего в активе у белых оказалась не только «здоровая» лишняя пешка, но и позиционное преимущество.

Попытка черных восстановить материальное равновесие (33…Ke:d5?) встретила энергичное возражение.

Белые сильно провели эту партию.

1.d4 d5 2.c4 e6 3.Kc3 Kf6 4.Kf3 Cb4 5.e3 0-0 6.Cd3 Kc6 7.a3 dc 8.C:c4 Cd6 9.e4 e5 10.d5 Ke7 11.0-0 a6 12.a4 Kg6 13.Лe1 Фe7 14.Cf1 Cd7 15.g3 h6 16.Kd2 Лae8 17.Kc4 Kh7 18.Фh5 Фd8 19.h3 Фс8 20.Крh2 Ke7 21.f4 ef 22.gf b5 23.ab ab


24.K:b5! C:b5

Заслуживало внимания 24…Cb4.

25.K:d6 cd 26.C:b5 Фc5 27.Фe2 Лb8 28.Cc4 Kf6 29.b3 Лfe8 30.Ce3 Фc8 31.Фf3 Лa8 32.Л:a8 Ф:a8 33.Cd4 Ke:d5? 34.Лa1 Фc8 35.ed.

Черные сдались.


О судьбе Александра Нафтальевича Кобленца можно говорить очень долго, но лучше, чем сказал о нем Геннадий Сосонко – не скажешь. Из его прекрасного очерка «Маэстро» мне запомнились такие строки:

«Кобленц всегда оставался для Таля любимым Маэстро, а тот для него — Мишенькой, начиная с момента их первой встречи в 1948 году и до последних минут в июне 1992-го, когда Кобленц начинал, но так и не смог из-за нахлынувших слез сказать последних слов прощания на похоронах Таля».


«Процесс распада советской империи начался в Прибалтике. В Латвии национальный вопрос стоял особенно остро. Человеческие и профессиональные качества отошли на второй план. Закон шведского короля Густава II Адольфа 400-летней давности (Латвия была тогда частью Шведского королевства) неожиданно вновь стал актуален: «Чтобы никакие евреи и иностранцы в ущерб гражданам Лифляндии терпимы не были». В конце 80-х годов Кобленцу, написавшему свою первую книгу на латышском языке более полувека назад, не нашлось места в составе новой федерации шахмат. Он принял это очень близко к сердцу, знаю, что и болел даже; ему было уже за семьдесят. Несмотря на долгую жизнь, Маэстро еще по-детски верил в чувство благодарности вообще и общественной благодарности в частности. Он был разносторонне одаренным и увлекающимся человеком, что у многих, более заземленных, вызывало чувство зависти или неприятия».


«В 1991 году Кобленц уехал из Риги, где родился и прожил всю жизнь, в Германию; немецкий был его языком…, но мир этот, «без России и Латвии», сохранив старые названия стран и городов, выглядел иначе по сравнению с тем, который он когда-то знал. Впрочем, нельзя сказать, что Маэстро эмигрировал в полном смысле этого слова, так как время от времени бывал наездами в Риге. «Документы, подтверждающие право нашей семьи на дом, я собрал почти все, — писал он мне в тот период, — кроме одного: о гибели моей мамы в гетто...»


Лев Гульдин.

Лев Исаевич Гульдин (1916-1996)… Пожалуй, самый «ростовский» из гостей нашего города – шахматистов – не ростовчан. Почему так – будет видно из дальнейшего.

А пока – обратимся к воспоминаниям известного азербайджанского шахматиста и шахматного организатора, мастера Султанова Чапая Али оглы:

«Лев Исаевич Гульдин, мастер спорта, чемпион Азербайджана 1956 года.

Он имел в своём активе победу сокрушительной атакой над М. Ботвинником. Мало кто в Баку знал, что на первом официальном общегородском турнире школьников Ленинграда одним из его победителей стал Лев Гульдин, будущий мастер – шахматист с ярко выраженным комбинационным стилем игры.

Гульдин работал главным инженером на бакинской АТС, и всегда был загружен работой – об освобождении от работы во время турниров на этом предприятии не могло быть и речи.

Мне как-то рассказывали, что рано ушедший из жизни гроссмейстер Леонид Штейн, за какие-то проделки попал в милицию. Участковый, с каким-то восторгом, говорил, что первый раз видит еврея, который так здорово ругается.

Я первый раз видел еврея, который так здорово курил. Дело доходило до анекдота – одной рукой он тушил законченную папиросу, другой доставал новую. В то время, на республиканских соревнованиях, нам давали талоны на питание. Мы, как правило, меняли их на деньги и продукты – Гульдин на все талоны брал папиросы «Беломор».

Крупный инженер, Л. Гульдин на шахматных соревнованиях всегда был стеснен в средствах. В. Багиров, с присущим ему юмором, рассказывал, что когда они ехали на соревнования в поезде, после еды в купе вагона Гульдин открыл окно и вытряхнул крошки с простыни. Сильный встречный ветер унес простыню, и Гульдину пришлось заплатить штраф за простыню в тройном размере. Этот, по нынешним временам смешной, эпизод сильно повлиял на карманные расходы Гульдина – в конце соревнований ему не хватало средств на папиросы.


Человек высочайшей культуры, интеллигент старой, еще «царской», закваски. В шахматы он играл только за счет природного таланта – к партиям не готовился, отложенные позиции дома не анализировал. В одном из турниров Лев Исаевич отложил очень сложный эндшпиль с одним из наших сверстников. Тот призвал на помощь всех нас, мы это окончание анализировали несколько дней, просчитали уйму вариантов, но Лев Исаевич за доской очень быстро и изящно всё опроверг. Когда донельзя расстроенный наш товарищ попытался выяснить, сколько времени ушло у Льва Исаевича на анализ, тот, сильно смущаясь и чувствуя себя, видно, не очень удобно, признался, что у него дома нет... шахмат!

Запомнилась мне моя партия с Гульдиным в первенстве Азербайджана. После ходов 1.d4 Kf6 2.c4 e6 3.Kc3 Гульдин задумался на… полчаса. Где-то в районе 30-го хода, я сделал, как мне казалось, решающий ход, и, довольный собой, начал гулять по сцене. Некоторые из участников, посмотрев на позицию, заранее поздравляли меня с победой. Гульдин сделал ход, которого никто не видел, после чего с трудом мне удалось сделать ничью.

После партии, я спросил у Льва Исаевича: «Почему Вы так долго думали над третьим ходом, ведь Вы всегда играете защиту Нимцовича?» Его ответ поразил меня: «Да я думал не над ходом. У нас на работе возникла одна техническая проблема, и я пока не вижу ее решения!»


Лев Исаевич Гульдин неоднократно, а точнее – четыре раза выступал в соревнованиях, которые проводились в Ростове-на-Дону. Самым памятным для него, наверное, стал знаменитый всесоюзный турнир кандидатов в мастера 1939-го года, на котором молодому шахматисту удалось выполнить норму мастера спорта.

К участию в турнире, по сообщению газеты «64» (1939, №37), были приглашены сильнейшие советские кандидаты в мастера:
Ваксберг, Ельцов, Загорянский, Камышов, С.Коган, Коц, Троицкий, Фогелевич (все – Москва), Батуев, Будо, Васильев, Гольдберг, Гульдин, Зак, Копылов, Модель, Преображенский, Равинский, Скибневский, Скляров, Франк, Фурман, Шнейдеман, Щипунов (все – Ленинград), Замиховский, Поляк, Хавин (все – Киев), Болеславский (Днепропетровск), Маневич (Минск), Силич (Витебск), М.Макогонов (Баку), Скрипкин (Ташкент), Бастриков (Свердловск), Гречкин (Сталинград), Жуховицкий (Хабаровск), Зефиров (Горький), Копаев (Воронеж), Рудаковский (Тамбов), Стольберг (Ростов-на-Дону), Уфимцев (Омск).

Из всего этого славного шахматного воинства в мастера пробились такие выдающиеся шахматисты, как Исаак Болеславский, Марк Стольберг, Самуил Жуховицкий, Иосиф Рудаковский… В числе победителей 1-й группы ростовского турнира, выполнивших мастерский норматив, был и Лев Гульдин.


«Второе место в 1-й группе неожиданно для всех, в том числе и для ленинградцев, занял молодой ленинградский шахматист Гульдин, набравший 9 очков.

Очевидно, ленинградцы просмотрели быстрый рост этого талантливого шахматиста, который дал в турнире ряд хороших партий и, подобно Рудаковскому, имеет только одно поражение» – писал в газете «64» главный судья соревнований, легендарный советский мастер Александр Федорович Ильин-Женевский («64», 1939, №44).


«Привет новым мастерам СССР!» – под таким заголовком газета «64» в своем 59-м номере выделила две полосы из четырех для того, чтобы подробнее ознакомить шахматную общественность с новым мастерским пополнением. «Объективка», посвященная Л.И. Гульдину, состояла из фотографии, краткой спортивной биографии шахматиста и примера его творчества.


«Студенту-выпускнику Ленинградского института связи Льву Исаевичу Гульдину 23 года. В шахматы он играет с 11 лет.

Постоянно участвуя в соревнованиях детского Дома культуры, Гульдин добивается второй категории. В 1934 г. он завоевал первую категорию. Во всесоюзном турнире первой категории, проходившем в Горьком, он набрал норму кандидата в мастера.

Достижение во всесоюзном турнире кандидатов дало Гульдину право на получение звания мастера».


Коган («Зенит», Москва)Гульдин («Молния», Ленинград)

Всесоюзный турнир кандидатов в мастера, Ростов-на-Дону, 1939 г.


«На первый взгляд, позиция белых не внушает опасения, однако черные убедительно демонстрируют свое преимущество, заключающееся в том, что их фигуры хорошо расположены и поддерживают движение пешки е5.

38…Ла1+ 39.Крg2

Не лучше было 39.Крh2 Лe1 40.Cg2 из-за простого 40…е4.

39…Ле1 40.Cd3 Лe3 41.Ca6

Белый слон оттесняется, и черные проводят решающую перегруппировку.

41…Kf5 42.Лb8

Если 42.Лс6, то 42…е4 43.Л:b6 Л:g3+ и далее, как в партии.

42…Л:g3+ 43.Крf2 е4 44.Л:b6 е3+ 45.Крf1 Лf3+ 46.Крe1

Если 46.Крg2, то 46…Лf2+ 47.Крg1 Кd4 48.d6+ Крd8 49.Сb7 Ке2+ 50.Крh1 Кg3+ 51.Крg1 Лf1+ 52.Крg2 е2 и черные выигрывают.

46…Кd4 47.d6+ Кре6 48.Сс4+ Кре5 49.d7 Лf8 50.Сf7 Ла8 51.Крf1 е2+ 52.Крf2 Ла1.

Белые сдались». («64», 1939, №59).


Менее чем через два года, в июне 1941-го, Лев Исаевич (представлявший уже не Ленинград, а казахский город Павлодар, куда он попал, вероятно, по распределению) – снова приехал в Ростов.

На этот раз – как участник – ставшего позднее легендарным – полуфинала XIII Первенства СССР.

Из таблицы 4-й группы, остановленной, словно мирные шахматные часы 22-го июня 1941-го года, видно, что после пяти туров у Л. Гульдина было два очка.

В этот скромный результат внесла свой вклад и победа над одним из лидеров группы – чемпионом Литвы мастером Вистанецкисом.


Все же, при удачном финише, у Льва Гульдина, как и у других участников, оставался шанс зацепиться за призовое место. Эту возможность, в свойственной ему манере, изложил известный мастер (и, не менее известный шахматный «куплетист») – А.Я. Модель:

Царит спокойствие в турнире,
Не видно партий боевых.
Решили жить партнеры в мире
И выезжают на ничьих.
Учел немедля обстановку
Один Шамаев Леонид,
И как всегда хитро и ловко
Своих соперников громит.
За ним идут боец литовский
И крепкий мастер Рудаковский,
Внушителен Дубинин Петя
(Крупнейший шахматист на свете!),
Илья солидный и маститый,
И Эбралидзе даровитый,
И белорусский ветеран,
И раньше грозный Каспарян,
И тройка молодых бойцов:
Васильев, Гульдин и Ельцов.
Спокойны все. Уже со старта
Играют тихо, без азарта,
И в силу шахматных законов
Предвидеть можно результат:
Примерно восемь чемпионов
Разделят первые места…

* * *

После окончания войны в жизни Льва Исаевича Гульдина начался «бакинский» период. Выдающийся инженер, он, по возможности, старался не забывать и шахматы, постоянно подтверждая в различных соревнованиях свою высокую спортивную квалификацию.

В конце сороковых – середине пятидесятых годов он принял участие в четырех четвертьфиналах и одном полуфинале Чемпионатов Советского Союза. Два четвертьфинала (в 1949-м и 1951-м годах) были проведены в Ростове. В первом из этих турниров Л.И. Гульдин занял 4-е место, набрав 10 очков из 15 возможных. Вот что писал об этом соревновании журнал «Шахматы в СССР» (1949, №12):

«Интересно сложилась борьба в Ростовской группе. Во главе турнира долгое время шел мастер Гульдин (Баку). За ним следовали кандидаты в мастера Каем (Днепропетровск), Константинов (Краснодар), Головко и Гусев (Москва), Кнышенко (Ростов-на-Дону). И в этой группе судьба первых мест решилась только на финише. Гульдин проиграл в 14-м туре ростовчанину Пименову и в общей сложности набрал в последних 3 турах полтора очка, в то время как Гусев набрал 3, а Каем и Константинов по 2,5 очка. Это и позволило им разделить первые три места, на пол-очка опередив Гульдина».


Если добавить к сказанному, что в середине дистанции Лев Исаевич потерпел неудачу также и в поединке с Юрием Венедиктовичем Кнышенко, получается, что ростовчане обошлись со своим старым знакомым не совсем гостеприимно! И все же, по оценке вышеназванного издания, –

«Мастер Гульдин показал в этом турнире содержательную игру и дал ряд цельно проведенных партий. В атакующем стиле победил он москвича Богатырева».


О.Богатырев (Москва)Л. Гульдин (Баку)

Четвертьфинал XVIII Чемпионата СССР, Ростов-на-Дону, 1949 г.

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Kf3 d6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 Kc6 6.Ce2 e5 7.Kb3 h6 8.0-0 Ce6 9.Cf3 Ce7 10.Ce3 a6 11.Kd5 C:d5 12.ed Kb8

Это не отступление, а перегруппировка сил. Конь направляется на поле с5.

13.c4 Kbd7 14.Фd2 b6 15.Лас1 а5 16.Ка1? Кс5 17.b3 0-0 18.Фc2 Kfd7 19.g4? Cg5 20.Cg2 C:e3 21.fe Фg5 22.Фе2 Kf6 23.h3 h5 24.gh K:h5 25.Лfd1 f5! 26.Кc2 Лf6 27.Ke1 Kg3 28.Фf2 Kce4 29.Фf3 f4 30.Лd3 Лaf8 31.Лc2 Фh6 32.ef Л:f4 33.Фe3 Kf5 34.Фc1 Kd4


35.С:е4

Проигрывает немедленно. У белых, конечно, очень трудная позиция, но они могли отделаться «меньшим злом»:
35.Л:d4 ed 36.Kd3 Лh4 37.Ф:h6 gh 38.C:e4 Л:e4 39.Лd2,
сохраняя призрачные шансы на спасение.

35…Ке2+! 36.Л:е2 Лf1+ 37.Крh2 Ф:c1 38.Лde3 Л8f2+ 39.Cg2 Л:e2 40.Л:e2 Фf4X.


Ростовский четвертьфинал ХХ Первенства СССР 1951-го года поначалу складывался для Л. Гульдина примерно так же, как и турнир 1949-го года.

Газета «Молот» (Ростов-на-Дону) от 30 ноября 1951 года.

Победа в первом туре над знаменитым земляком – Владимиром Макогоновым, удачная игра в последующих поединках, – выдвинули его в группу лидеров. Однако, затем последовал спад.

Итоги этого турнира видны из таблицы.


* * *

Эпилог, или история с фотографией.

В статье, посвященной выдающемуся советскому шахматисту, Заслуженному мастеру спорта В.А. Макогонову была размещена следующая фотография».


Позволю себе процитировать пояснительный текст из вышеназванной статьи:

«У меня в руках – уникальная фотография. Ее мне передала ростовчанка Илона Данова-Джавахишвили – внучка Арона Абрамовича Богатина, о котором мы неоднократно говорили ранее.

Снимок датирован июнем 1948-го года. На нем можно видеть азербайджанских шахматистов – участников полуфинала первого лично-командного Первенства СССР (южная зона), который проводился в Тбилиси. Состав сборной Азербайджана на этом турнире был довольно внушительным: три мастера, два кандидата в мастера, четыре первокатегорника и одна шахматистка третьей категории…

В первом ряду, в белой рубашке, – один из арбитров – А.А. Богатин (Ростов-на-Дону).

Рядом с ним, наверное, неслучайно, оказались его старые знакомые – мастера Сурен Абрамян и Владимир Макогонов (соответственно – 1-й и 3-й справа).

Почему неслучайно?

Да потому что оба эти шахматиста были участниками легендарного ростовского полуфинала 1941-го года – турнира, прерванного войной».


Спустя какое-то время после размещения статьи автор понял, что в своей оценке числа участников ростовского полуфинала-1941, изображенных на фото, он, кажется, допустил ошибку. Сопоставление данной фотографии с фотографией из ростовской газеты «Молот», представленной выше, позволяет предположить, что шахматист, сидящий слева в первом ряду, очень уж напоминает Льва Исаевича Гульдина! А, следовательно, на фотографии сборной Азербайджана образца 1948-го года не два участника знаменитого ростовского турнира, а три! Гульдин, Макогонов и Абрамян.

Это предположение, разумеется, надо было как-то подтвердить. Кроме того, очень хотелось также провести «распознавание образов» и других шахматистов, изображенных на старой фотографии. Возраст которой, по странному стечению обстоятельств, полностью совпадал с возрастом автора данной статьи…

Я обратился за помощью к Татьяне Сперанской – создательнице популярного сайта о Баку и бакинцах «Наш Баку» (http://www.ourbaku.com). Татьяна Борисовна «бросила клич». Большое спасибо ей за это! Пошли отклики. Которые надо было сопоставлять и анализировать. Затем, через родных и близких Татьяны Яковлевны Затуловской – удалось подключить к «решению вопроса» и эту замечательную, выдающуюся шахматистку двадцатого века.

В итоге цель оказалась достигнутой. И теперь уже с полной определенностью можно составить подпись под данной фотографией: Шахматисты Азербайджана – участники первого лично-командного Первенства СССР (Тбилиси, 1948 г.). Слева направо, в 1-м ряду:

Л. Гульдин, Т. Шахтахтинский, В. Макогонов, А. Богатин (арбитр, Ростов-на-Дону), С. Абрамян. Во 2-м ряду: Н. Газаров, Б. Левитас, С. Тер-Григорян.

Здесь, кажется, можно было бы поставить точку. Но… Буквально на днях, 2-го июля, пришло сообщение о кончине Татьяны Яковлевны Затуловской.

И в памяти невольно всплывает еще одна, на этот раз – известная фотография (http://www.sultanov.azeriland.com/champions/kasparov/article.html):

1955-й год. Ворошиловград (Луганск). Командное Первенство СССР по шахматам.
Сборная Азербайджана, слева направо: Л. Гульдин, Т. Затуловская, З. Велибеков, В. Багиров, Т. Горбулева, В. Топровер, А. Зейналлы, С. Халилбейли, Э. Сардаров.

Вот они, стоят рядом – Лев Исаевич Гульдин и Татьяна Яковлевна Затуловская…

Вечная память.

Кира Зворыкина.

В соответствии с традицией, сложившейся на «шахматно-ростовских» страницах, их героями становятся не только наши земляки, но и выдающиеся гости нашего города, в шахматном творчестве которых Ростов-на-Дону оставил заметный след.

Сегодня у нас в гостях – легендарная советская шахматистка Кира Алексеевна Зворыкина (1919-2014).


Краткая биографическая справка.

К.А. Зворыкина – выдающаяся советская шахматистка, международный гроссмейстер, Заслуженный мастер спорта СССР. Участница 20 (!) Чемпионатов СССР, трижды Чемпионка Советского Союза (1951, 1953, 1956). Принимала участие в 5-ти турнирах претенденток на звание Чемпионки Мира по шахматам. Победив в одном из них (1959), завоевала право сыграть матч за звание Чемпионки Мира с Елизаветой Быковой (СССР).

Матч завершился победой Е.И. Быковой.

К.А. Зворыкина дважды (1957, 1963), в составе сборной команды СССР, становилась победительницей Всемирных Шахматных Олимпиад.

Успешно играла в командных матчах с шахматистами Англии, Болгарии, Венгрии, Польши, Чехословакии, Югославии.

За достижения в области шахматного искусства была награждена орденом «Знак почета» (1957).


…Зворыкины – знатная в России фамилия. Отец Киры Алексеевны, Алексей Константинович, был выдающимся инженером-кораблестроителем, что, впрочем, не спасло его от десяти лет сталинских лагерей. Мать – преподаватель немецкого языка с европейским дипломом, – после ареста мужа работала прачкой, подняла и поставила на ноги семерых детей. Во всем мире известно имя и двоюродного дяди нашей героини – изобретателя телевидения Владимира Козьмича Зворыкина. Вероятно, в свое время, он не без гордости следил из-за океана за успехами своей племянницы…

* * *

Чемпионат Советского Союза по шахматам… Единственное в своем роде, поистине всенародное соревнование, за ходом которого пристально наблюдали миллионы любителей шахмат во всех уголках нашей необъятной страны. Чести проведения этих популярных турниров, как мужских, так и женских, удостаивались (помимо Москвы и Ленинграда) такие города, как Киев и Тбилиси, Баку и Ереван, Вильнюс и Рига…

В Ростове-на-Дону этот праздник гостил лишь однажды. В 1953-м году, с 14 ноября по 11 декабря, в нашем городе был проведен 13-й Чемпионат СССР по шахматам среди женщин. Всего на старт вышли 18 шахматисток. 16 из них завоевали это право в полуфинальных турнирах, проведенных в Сталинграде, Харькове и Ярославле. Персонально были приглашены Чемпионка Мира Елизавета Быкова и Чемпионка страны 1952 года, первая советская Чемпионка Мира по шахматам Людмила Руденко.

К сожалению, многочисленные зрители, до отказа заполнявшие малый зал Окружного Дома офицеров, не смогли в этот раз «поболеть» за своих землячек. Ростовчанки (правда – бывшие, хотя о «бывших» в данном случае говорить не приходится), – все же, участвовали в соревновании. Речь идет о главном арбитре Чемпионата, Вере Тихомировой (Москва) и об одной из участниц – Евгении Бигловой (Ленинград). Творчеству Е. Бигловой – Чемпионки Ростова н/Д 1941 года - была посвящена одна из статей данной книги.

* * *

Итак, как же протекала борьба в этом интереснейшем Чемпионате? В первых 4-х турах 100-процентного результата добились Кира Зворыкина и Ольга Рубцова – будущая Чемпионка Мира. В 5-м туре между ними состоялся, как тогда казалось, решающий поединок, в котором победила Рубцова. Однако, в дальнейшем, она не смогла поддержать высокий стартовый темп. Зворыкина же, наоборот, после поражения заиграла с удвоенной энергией. По итогам 12 туров в ее активе было уже 10,5 очков – на 2,5 очка больше, чем у ближайших преследователей. Вопрос о 1-м месте был, по существу, решен. Набрав 13 очков из 17 возможных (10 побед, 6 ничьих и 1 поражение) новой Чемпионкой СССР стала мастер спорта из Минска Кира Зворыкина.

Ростовчане тепло встретили ее успех. Зрителям особенно импонировали ее неиссякаемый оптимизм, активный, наступательный стиль игры, упорство и изобретательность в защите трудных позиций.

Итоговая таблица 13-го Чемпионата СССР по шахматам среди женщин, Ростов н/Д, 1953

Все вышесказанное можно отнести к лицевой стороне золотой медали, которую завоевала в Ростове Кира Алексеевна Зворыкина. Но была у этой медали и теневая сторона…

На фоне многочисленных «дискуссий», столь характерных для общественно-политической жизни советской страны конца 40-х – начала 50-х годов прошлого века, чаша сия не миновала и шахматы, в особенности – женские шахматы. Была выявлена «вредная» тенденция пагубного влияния тренеров и секундантов советских шахматисток на их спортивный уровень, при которой основной упор делался на дебютную подготовку, в ущерб общей шахматной культуре. В соответствии с неписанными «нормами» того времени, определенные рациональные зерна, содержащиеся в подобных умонастроениях, были отодвинуты на второй план. А на поверхность «выплыло» директивное указание: сделать очередной чемпионат в Ростове «образцово-показательным», удалить всех «помощников», дабы создать равные условия для ведения «честной спортивной борьбы».

Сказано – сделано. Мастеру Георгию Борисенко – мужу и тренеру Валентины Борисенко – было предложено покинуть Ростов. Навещать свою жену он мог только в выходные дни, предусмотренные турнирным регламентом. Аналогичные «драконовские» меры коснулись и других участниц Чемпионата. Не миновали они и героиню этих заметок.

Стоя за дверью гостиничного номера, группа «добровольных» помощников судейской коллегии уличила Зворыкину в «порочащих связях» – телефонных переговорах с мужем – мастером Алексеем Суэтиным и редакцией газеты «Физкультурник Белоруссии».

В праздничной атмосфере турнира «запахло» выговором, а возможно – и дисквалификацией.

Со свойственной ей решимостью, ситуацию «разрулила» сама Кира Алексеевна.

По ее просьбе в номере был отключен телефон. Соответствующая справка, заверенная администрацией гостиницы, легла на стол судейской коллегии. Шахматная сторона проблемы также не осталась без внимания. Играть быстро, напористо, не допускать отложенных партий! Дабы ни у кого не оставалось сомнений в «самостоятельности мышления»!

Вскоре ядовитый туман необоснованных и унизительных подозрений, сгустившийся над черно-белыми полями шахматных столиков, развеялся сам собой. Во многом этому способствовали ростовские любители шахмат, окружившие своих очаровательных гостей особой заботой и вниманием.

Подходил к концу 1953-й год, с его тревожной весной, «холодным летом» и осенними морозами, сулившими надежды на грядущую оттепель. Жизнь продолжалась…

Ростовская областная газета «Молот», 12 декабря 1953 года. Победители Чемпионата, слева направо: Кира Зворыкина, Людмила Руденко, Валентина Борисенко, Ольга Семенова, Лариса Вольперт.

* * *

Так играла в Ростове, в 1953-м году, Чемпионка СССР Кира Зворыкина.

Л. Руденко – К. Зворыкина

13-й Чемпионат СССР, Ростов-на-Дону, 1953 г.

Ферзевый гамбит

1.d4 Kf6 2.c4 e6 3.Kc3 c5 4.Kf3 cd 5.K:d4 d5 6.Cg5 e5 7.C:f6 gf 8.Kf3 d4 9.Kd5 Ce6 10.e4 Kc6 11.Фa4

Белые на ферзевом фланге занимаются бесполезными операциями. Правильно было стремиться к быстрому развитию посредством 11.Сd3 и 12.0-0 (Здесь и далее – примечания К. Зворыкиной).

11…Ch6 12.Cd3 0-0 13.Kh4 Лe8!

Черные готовят подрыв центра путем f6-f5. Воспрепятствовать этому можно только обоюдоострым продолжением 14.g4.

14.Фd1 f5! 15.K:f5 C:f5 16.ef e4 17.Cb1

Если 17.Фg4+ Крh8 18.C:e4, то 18…Фg5 19.Фе2 (19.Ф:g5? Л:е4+) 19…d3 20.Ф:d3 Ф:g2 с разгромом.

17…Фg5 18.0-0 Лad8 19.f6 Крh8 20.Ле1 d3 21.Крh1 Лg8 22.g3 Лge8

Ладья на g8 уже не нужна: белые ослабили позицию рокировки.

23.f3?

Наконец-то белые подрывают пешечный центр черных, но дорогой ценой.

В опасности оказывается сам король. Уж лучше было бы отдать слона 23.С:d3, получая три пешки за фигуру.

23…ef 24.C:d3 f2 25.Лf1?


25…Л:d5! Л:f2 26.Лde5 27.Фc2 Kb4

Белые сдались.


Е. Малинова – К. Зворыкина

13-й Чемпионат СССР, Ростов-на-Дону, 1953 г.

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Kf3 d6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 a6 6.a4 е5

Этот ход неплох, но лучше было перейти к фланговой системе развития с 6…g6, т.к. создание контригры черных на ферзевом фланге после 6.а4 значительно облегчено.

Похоже, что обе партнерши стремятся к знакомому им дебютному построению, не обращая внимания на тонкости, связанные с перестановкой ходов.

Такое явление характерно для многих партий тех лет, результатом чего являлось полное непонимание возможности трансформации одной дебютной схемы в другую.

7.Kb3 Ce7 8.Ce2 0-0 9.0-0 Kbd7 10.Ce3

Бороться за преимущество следовало путем решительного 10.f4.

Например:
10…ef 11.C:f4 Ke5 12.a5 Лe8 13.Крh1 Фc7 14.Cg5 Ce6 15.Kd4 h6 16.C:f6 C:f6 17.Л:f6 gf 18.Фd2 с атакой на королевском фланге.

10…Фс7 11.Крh1 Kc5 12.Kd2 Лd8

Еще не поздно было перейти к правильному плану (12…b6 и 13… Cb7).

13.Cg5 Ce6 14.C:f6 C:f6 15.Kd5 C:d5 16.ed e4 17.c3 Фe7 18.Фc2 Фe5 19.Kc4

Только теперь черные заметили, что брать пешку d5 нельзя (19…Ф:d5? 20.Кb6).

Маневр ферзем явился существенной потерей времени, в результате чего инициативу перехватывают белые.

19…Фe8 20.Kb6 Лab8 21.Cg4 g6 22.Лae1 Cg7 23.f3 f5 24.Ch3 Фf7 25.fe Фc7 26.а5

Опасно выглядели угрозы белых после жертвы коня 26.ef Ф:b6 27.fg. Однако белые не нашли форсированного продолжения атаки и отказались от этой заманчивой возможности, полагая, что в случае 27…Кd7 у черных будут достаточные ресурсы защиты.

26…K:e4 27.Л:e4?

Конечно, неправильно! В случае жертвы коня на предыдущем ходу белые отдавали фигуру, далеко отстоящую от фронта атаки, и к тому же отвлекали ферзя от защиты королевского фланга. А после жертвы качества белые лишаются важной атакующей единицы – ладьи и совершенно напрасно рассчитывают решить исход борьбы прямой атакой на короля. Черные без труда отражают угрозы и, сохранив материальное преимущество, добиваются победы.

27…fe 28.Ce6+ Крh8 29.Лf7 Лf8! 30.Л:f8+ Л:f8 31.g3 Фc5 32.Крg2 Фe3 33.Kd7 Фf3+ 34.Крh3

34.Лf4!

Грозит красивый мат: 35…Лh4+ и 36…Фh5Х.

Белые сдались.


Римма Билунова.

Римма Ивановна Билунова (1940-2015)

Краткая биографическая справка.

Римма Ивановна Билунова (урожд. Казьмина) родилась в 1940-м году в Челябинской области. Научившись играть в шахматы в 11 лет, она уже через три года вошла в сборную Российской Федерации среди юниоров. В студенческие годы неоднократно участвовала в Чемпионатах общества «Буревестник», личных и командных Чемпионатах РСФСР, полуфинальных турнирах Всесоюзного первенства. Будучи студенткой 5-го курса Челябинского Политехнического института, дебютировала в финале Чемпионата СССР среди женщин (1962). В дальнейшем она участвовала еще в шести подобных соревнованиях.

Двукратная Чемпионка РСФСР (1966, 1968) и Вооруженных Сил СССР (1966, 1971).

Старший тренер женской сборной СССР (1983-1988).

Одна из создательниц знаменитой картотеки шахматной информации, которой в 70-е – 80-е годы прошлого века пользовались все сильнейшие советские шахматисты.

Победитель и призер нескольких крупных международных турниров: Владимир (1967), Ленинград (1972), Будапешт (1973 и 1985), Липецк (1974), Афины (1983).


На этой странице вполне уместно упомянуть одно из самых первых соревнований союзного уровня, в котором приняла участие наша героиня (вместе с сестрой Таисией) – командное Первенство СССР среди юниоров (г. Владимир, 1957-й год). В отличие от москвичей, ленинградцев, команды Украины – сборная РСФСР, составленная сплошь из «периферийных» шахматистов, – высоко не котировалась.

Ее «костяк» формировали ростовчане: Герман Ходос, Игорь Виленкин, Евгений Бебчук. Позднее, уже в наши дни, Римма Ивановна вспоминала:

«В 1957 году наша команда, в которой играли безвестные ребята с периферии, неожиданно заняла первое место. Все говорили: «Русское чудо!» Тогда уже восходила звезда Ноны Гаприндашвили, за команду Москвы играла Аллочка Кушнир, а у нас таких ярких шахматистов не было».


Победу юные шахматисты России одержали на финишной прямой, в последнем туре, в котором они встретились со своими основными соперниками – москвичами. Проигрывая поначалу 0:2, россияне не пали духом и сумели переломить ход борьбы, благодаря ярким победам Ходоса, Виленкина, Р. Казьминой и Л. Игумновой.

Вот состав той замечательной команды РСФСР:
Г. Ходос, И. Виленкин, Е. Бебчук (все – Ростов-на-Дону), И. Копылов, Р. Сакаев (Башкирская АССР), Е. Митин (Краснодар), Ю. Шилов (Красноярск), А. Захаров (Дагестанская АССР), И. Гордеева (Таганрог), Р. Казьмина и Т. Казьмина (Челябинск), Л. Игумнова (Бурят-Монгольская АССР).

А вот – одна из решающих, золотых побед того памятного турнира.

А. Кушнир (Москва) – Р. Казьмина (РСФСР)

Командное Первенство СССР среди юниоров, г. Владимир, 1957

Английское начало

1.c4 Kf6 2.g3 c5 3.Cg2 d5 4.cd K:d5 5.Kc3 Kc7 6.d3 e5 7.f4 Cd6 8.Ke4 Kc6 9.K:d6+ Ф:d6 10.Kf3 0-0 11.0-0 f6 12.Крh1 Лb8 13.Kd2 Лd8 14.Кс4 Фd7 15.a4 b6 16.Фe1 Cb7 17.Фf2 Ke6 18.Cd2 Ked4 19.Лab1 Лe8 20.Лfe1 Kb3 21.h3 Kcd4 22.C:b7 Л:b7 23.Фg2 K:d2 24.K:d2 ef 25.gf Лe3 26.Крh2 Фе7 27.Ke4 Лd7 28.Фg1 Kc2 29.Лbc1 Фe6 30.Фg2 K:e1 31.Л:e1 Лd:d3!


Белые сдались.


Спустя 14 лет, уже в ранге двукратной Чемпионки России, Римма Ивановна посетила наш город – и как почетная гостья, и как участница крупнейшего шахматного соревнования – Командного Первенства СССР. Она достойно сыграла (4 очка из 7) на первой женской доске команды «Вооруженные Силы-ЦДСА».

Получив когда-то стартовую закалку в соревнованиях юниоров, Р. Билунова с большим интересом присматривалась к своим молодым коллегам. Обратите внимание на этот характерный снимок, сделанный летом 1971-го года в ростовском Дворце спорта.

Римма Ивановна внимательно наблюдает за партией своего земляка и одноклубника на юношеской доске в матче «Вооруженные Силы-ЦДСА» – «Авангард» (подробнее об этом поединке мы рассказывали в статье, посвященной Анатолию Карпову). Среди наблюдающих за игрой можно видеть также и руководителя Пресс-центра Первенства – Владимира Канцына (Ростов-на-Дону). Он – второй справа.


В последние годы жизни Римма Ивановна много играла в соревнованиях ветеранов, организации которых она отдавала массу времени и сил.

С чувством гордости и, одновременно, большой грусти мы не можем не вспомнить:

Римма Ивановна консультировала наш сайт, следила за его публикациями. На все вопросы она отвечала оперативно, интеллигентно и очень информативно. Как раз к декабрю прошлого года по некоторым статьям накопились очередные неясные моменты. По знакомому электронному адресу Р.И. Билуновой было направлено соответствующее письмо. Ожидая ответа, мы уже готовились поздравить нашего дорогого корреспондента с наступающим Новым годом. Однако в этот раз ответа мы не получили…

Римма Ивановна Билунова умерла в Москве 21-го декабря 2015-го года.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.


Ирина Левитина.


Эта фотография в самом начале 1980-го года украсила обложку 2-го номера всесоюзного еженедельника «64». Подпись под ней гласила:

«В канун Нового года ленинградка Ирина Левитина сделала себе отличный подарок – завоевала третью золотую медаль чемпионки СССР.

Выступая на турнире высшей лиги в Тбилиси, она добилась превосходного спортивного результата, набрав в семнадцати партиях 12,5 очков. Ленинградская шахматистка одержала девять побед, семь встреч завершила вничью и лишь в одной партии признала себя побежденной».


Пословица «Как встретишь Новый год, так его и проведешь» – полностью применима в данном случае к замечательной советской (ныне американской) шахматистке Ирине Соломоновне Левитиной (р. 1954). Вступив в Новый, 1980-й год трехкратной Чемпионкой Советского Союза, она, в конце 1980-го – начале 1981-го года вновь, в 4-й раз становится Чемпионкой СССР! И в третий раз подряд, между прочим. Рекорд, который уже невозможно превзойти…

Но, мы, кажется, немного отвлеклись от темы этих заметок.

Примерно на половине пути между 3-й и 4-й золотыми медалями, в мае-июне 1980-го года, Чемпионка Советского Союза приехала в Ростов-на-Дону, чтобы принять участие в грандиозном соревновании – командном Чемпионате СССР. С 1974-го года этот выдающийся турнир получил новое название – Командный Кубок СССР (высшая лига).


В 1971-м году Ростов уже принимал аналогичное соревнование. В те времена далеко не каждый город мог похвастаться подобным «двойным» гостеприимством. За столики, расположенные в Доме культуры «Роствертол», сели шахматисты, представлявшие следующие спортивные общества:

«Вооруженные Силы» – ЦСКА
«Сельские ДСО» – Урожай
«Динамо»
«Авангард»
«Труд»
«Буревестник»
«Спартак»
«Локомотив»

В каждой команде было 9 участников: шесть мужчин (один из них – не старше 20 лет) и три женщины, одна из которых также должна была соответствовать названному возрастному критерию.

Наша героиня играла за ЦСКА. Состав этой команды выглядел более чем внушительно:

  1. Чемпион Мира, гроссмейстер А. Карпов
  2. Гроссмейстер Е. Геллер
  3. Гроссмейстер С. Макарычев
  4. Гроссмейстер В. Тукмаков
  5. Гроссмейстер И. Дорфман
  6. Мастер В. Ланка
  7. Экс-Чемпионка Мира, гроссмейстер Н. Гаприндашвили
  8. Чемпионка СССР, гроссмейстер И. Левитина
  9. Кандидат в мастера Е. Ступина

С первых ходов, на всех 36-ти шахматных столиках, завязалась напряженная, увлекательная борьба. Турнир вызвал огромный интерес у ростовчан – его посетили более десяти тысяч человек. В итоге обладателями Кубка страны стали шахматисты «Буревестника» – 37 очков из 63-х возможных. Второе место занял «Авангард» – 35,5. И лишь «бронзу» завоевали признанные фавориты – представители ЦСКА – 34 очка. Причина неудачного выступление их лидера – Чемпиона Мира А. Карпова (3 из 7) лежала на поверхности – после блестящей победы на международном турнире в югославском городе Бугойно он, не имея ни дня отдыха, сразу же поспешил в Ростов. Также всего 3 очка из 7 принесла своей команде и Нона Гаприндашвили.

Зато Ирина Левитина сыграла на «отлично» – 5,5 очков из 7, абсолютно лучший результат Кубка!

Его слагаемые таковы: победы над международными мастерами Р. Билуновой («Локомотив») и Л. Белавенец («Труд»), мастером Т. Морозовой («Спартак») и кандидатом в мастера В. Барановой («Авангард»); ничьи с гроссмейстером Т. Затуловской («Динамо»), международным мастером Э. Эпштейн («Буревестник) и мастером Л. Любарской («Сельские ДСО»).

Партия И. Левитиной с ростовчанкой Л. Любарской привлекла пристальное внимание участников турнира и многочисленных зрителей. После пяти часов игры она была отложена в следующей позиции:

Л. Любарская («Сельские ДСО»)И. Левитина («ЦСКА»)

Командный Кубок СССР, Ростов-на-Дону, 1980


Кажется, что связанные проходные пешки должны обеспечить черным быструю победу. При доигрывании, однако, последовало:

41…Л8:е3 (записанный ход) 42.Л:е2 Л:е2+ 43.Крh3 Ле8

По окончании партии ростовский мастер Герман Ходос принял деятельное участие в ее анализе. По мнению Ходоса, продолжая 43…Ле7! черные сохраняли шансы на выигрыш.

44.Лс1! а5 45.Лс7 Лb8 46.Ла7 b4 47.Л:а5 b3 48.Ла1 Крf7 49.Крg2 b2 50.Лb1 Кре6 51.Крf3 Кре5 52.h6 Лb3+ 53.Крg2 Лb8 54.g6 hg 55.h7 Крf6 56.h8Ф+ Л:h8 57.Л:b2

и через несколько ходов соперницы согласились на ничью.


А вот одна из победных партий Ирины Левитиной:

И. Левитина («ЦСКА»)Л. Белавенец («Труд»)

Командный Кубок СССР, Ростов-на-Дону, 1980

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Kf3 e6 3.d4 cd 4.K:d4 Kf6 5.Kc3 d6 6.Kb3 Kc6 7.Cd3 a6 8.0-0 b5 9.a3 Cb7 10.f4 Ce7 11.Фe2 0-0 12.Крh1 Фc7 13.Cd2 Лfe8 14.Лае1 Сf8 15.e5 Kd7 16.ed C:d6 17.Ke4 Cf8 18.Фf2 b4 19.Фh4 g6 20.ab K:b4 21.Cc3 Kd5 22.Ce5 K:e5 23.fe h6?

Необходимо было 23…Се7. В этом случае могло последовать 24.Фf2 Лf8 25.Kbc5 Kb4 26.K:b7 K:d3 27.cd Ф:b7 c худшей, но, вероятно, вполне защитимой позицией.

24.c4! Kb4 25.Kf6+ Крg7 26.K:e8+ Л:e8 27.Се4 Се7 28.Фf2 Cg5 29.Фf3 C:e4 30.Л:e4 Kc6 31.Kd4 K:d4 32.Л:d4 Лb8 33.h4 Cd8 34.c5! Л:b2 35.c6

Черные сдались.



При подготовке данной публикации мы, к сожалению, не смогли подобрать удачную фотографию, иллюстрирующую участие Ирины Левитиной в ростовском Супертурнире-1980. И, все же, одно изображение выдающейся шахматистки – с некоторой ростовской «изюминкой» – имеется. Последняя заключается в наличии на фотографии ростовчанина, мастера спорта Евгения Бебчука, которому посвящена статья в нашей книге.

Сочи, середина 80-х. Евгений Бебчук (слева) играет с писателем Аркадием Аркановым. За партией наблюдают гроссмейстеры (слева направо): Лев Псахис, Ирина Левитина, Юрий Разуваев.

Александр Долуханов.


Краткая биографическая справка

Александр Павлович Долуханян (Долуханов) (1910-1968) – выдающийся советский композитор и пианист, Заслуженный деятель искусств Армянской ССР.

В 1928 г. окончил Тифлисскую консерваторию по классу фортепиано.

В 1932 г. окончил Ленинградскую консерваторию – также по классу фортепиано.

В конце 30-х годов – руководитель камерного ансамбля Ереванской консерватории, а также солист филармонии.

В 1940 г. переехал в Москву, где в Московской консерватории учился у композитора Николая Мясковского.

В послевоенные годы приобрел широкую известность в Советском Союзе, как композитор, пианист и педагог. Автор нескольких концертов для фортепиано с оркестром, а также оперетты «Конкурс красоты». Особенно популярны были песни на музыку Александра Долуханяна, многие из которых вошли в золотой фонд советской музыкальной классики.

А.П. Долуханов сыграл большую роль в творческом становлении своей супруги, Народной артистки СССР Зары Долухановой. По воспоминаниям самой певицы, Александр Павлович был «человек в высшей степени компетентный в вокально-технологических вопросах, умевший и любивший заниматься с певцами, да к тому же эрудит, музыкант крупного масштаба, всегда убежденный в своей правоте».

Под фамилией «Долуханов» был хорошо известен и в шахматном мире, играл в силу мастера, дважды (1938-39) становился Чемпионом Армянской ССР. Александр Павлович был также выдающимся шахматным композитором, автором блестящих этюдов романтического направления.


С именем А.П. Долуханяна – наступивший 2018-й год – связан несколькими «круглыми» датами.

В этом году исполняется 80 лет знаменитому горьковскому турниру первокатегорников, в котором успешно сыграл Чемпион Армении Долуханов. Набрав в итоге 7,5 очков из 13 возможных, он перевыполнил норму, необходимую для получения первого кандидатского балла.


А непосредственно – кандидатами в мастера – стали победители группового турнира, школьники – Василий Смыслов из Москвы (будущий Чемпион Мира) и – Марк Стольберг из Ростова-на-Дону. Для них это был первый большой успех во «взрослых» соревнованиях!

Между прочим, и с тем и с другим Александр Долуханов сыграл вничью…

Вскоре и Василий и Марк пойдут еще дальше. Первый из них, в том же, 1938-м году, после успешного выступления в Чемпионате Москвы, станет мастером – самым молодым шахматным мастером Советского Союза! Через год это звание «перехватит» у него Марк Стольберг.

…Что же касается турнира в Горьком – об остроте борьбы в этом соревновании свидетельствует небольшой отрывок из заключительного репортажа, опубликованный во всесоюзной газете «64»:

«Борьба во второй группе, как и следовало ожидать, приняла весьма острый характер.

Долгое время впереди шли Смыслов и Уфимцев. Их встреча друг с другом окончилась победой Смыслова. Москвич, казалось бы, обеспечил себе первое место. Однако в следующем же туре он потерпел жестокое поражение от представителя Таджикистана Шахрая. К последнему туру и Смыслов и Уфимцев пришли с одинаковым количеством очков, но наравне с ними неожиданно появился ростовчанин Стольберг.

Лишь в январе игравший во всесоюзном детском турнире, 16-летний чемпион Ростова-на-Дону поразил всех глубиной комбинационного расчета и изобретательностью, благодаря которой ему удалось спасти несколько хуже стоявших партий.

В последнем туре, в то время как Смыслов и Уфимцев с напряжением играют на выигрыш против Стамма и Долуханова, Стольберг блестящей комбинацией выигрывает у Зака и обеспечивает себе дележ первого места.

(Подробности об этой партии см. в статье, посвященной Марку Стольбергу).

Лишь к концу дня, после того, как Смыслов выиграл у Стамма, а Уфимцев отложил на присуждение выигранный эндшпиль против Долуханова, выяснилось, что в этой группе будет целых три победителя.

Что ж, такому результату можно только порадоваться.

Все трое – интересные, колоритные фигуры».

(«64», 1938, № 48).


Не менее колоритной фигурой был на этом турнире и Александр Павлович Долуханов. Помимо упомянутой партии Стольберга, в этом же номере, на 1-й странице, в качестве примера творчества участников, помещена партия Долуханов-Коваль, отлично выигранная белыми, с подробными примечаниями А. Котова – будущего гроссмейстера.

* * *

В творчестве А.П. Долуханова – взаимодействие и взаимопроникновение музыкального и шахматного начал – имело, вероятно, иную природу, по сравнением с таковыми у его великого коллеги – Марка Евгеньевича Тайманова.

Если у недавно ушедшего от нас гроссмейстера, по его же оценке, музыкальные и шахматные периоды обычно чередовались, когда одна муза давала «отдохновение» другой, то у Долуханова, вероятно, было именно их проникновение, одновременное сосуществование двух всепоглощающих творческих начал.

…Из воспоминаний великой русской певицы Людмилы Зыкиной:

«Почему ты не играешь в шахматы? — однажды задал мне вопрос Долуханян. — Музыкантам и певцам шахматы просто необходимы. Партии-то бывают не только изящными, красивыми, но и «музыкальными»… Да-да. Не смейся».


Не зря его так тянуло к «шахматной поэзии» — шахматной композиции.

В следующем этюде (соавтором которого стал еще один классик данного жанра – В.А. Корольков), — несомненно, присутствует какая-то загадочная музыкальная тема. Может быть, это увертюра «Эгмонт» Бетховена…

Кстати, в истории с первой публикацией этюда присутствует и «ростовский след». Впервые он был напечатан в книге «Современный шахматный этюд» (1937), автором которой был выдающийся шахматный композитор, наш земляк Александр Иосифович Гербстман.


Белые начинают и выигрывают.

У белых – материальный перевес (два лишних качества), но авторы до предела «заострили» ситуацию: ввиду многочисленных угроз черных от этого перевеса вот-вот не останется и следа. Поэтому, поначалу усилия белых выглядят вполне прагматично, «материально» – сохранить то, что накоплено «непосильным трудом»:

1.Ke5+ Кре6 2.Лb6 Кр:e5 3.e3 Kf5!

Не годится 3…Кс2 из-за 4.Крb2 и белые выигрывают.

4.Л:с6 Kd5!

Вновь, несмотря на размены, черные поддерживают напряжение, угрожая забрать одну из ладей. Кажется, ничья становится неизбежной.

И тут, в борьбу материальных сил вторгаются силы духовные…

5.f4+! ef 6.d4+! cd 7.Лe4+!! Кр:е4 8.Ле6х!


Правильный мат в центре доски!

Причем все фигуры, ограничивающие свободу черного монарха, первоначально не были простыми статистами, а пришли к нему в процессе игры, «по доброй воле».

Блестяще!


Как композитор (на этот раз – музыкальный) Александр Павлович связан с нашим городом еще одной «ниточкой». В середине 60-х, в соавторстве с известным советским поэтом Николаем Доризо, им была написана песня «В городе Ростове».

Николай Константинович Доризо (1923-2011) – тоже наш земляк. Его детство и юность прошли в нашем городе. Кстати, учился он, в 34-й школе, вместе с Марком Стольбергом… Вот так пересекаются порой траектории человеческих судеб…

Итак, песня «В городе Ростове».



Слушаю задорную, легко запоминающуюся мелодию Долуханяна, а рука сама тянется, к бумаге, чтобы чуть-чуть видоизменить, дополнить текст Доризо. Николай Константинович, Вы, ведь, на меня не обидитесь? Скажите – «Ну!»…

«Скажи, где Богатяновский?» – спросил я паренька.
«Товарищ, этой улицы здесь нет наверняка.
А где ж она находится? – на адрес я взгляну»
– В городе Ростове, в городе Ростове, в городе Ростове-на-Дону!

«А где Старопочтовая? – Ты можешь дать ответ?»
«Здесь тоже этой улицы и не было и нет!
А где ж она находится? – на адрес я взгляну» –
В городе Ростове, в городе Ростове, в городе Ростове-на-Дону!

Коль этих улиц не было на зорьке дальних дней –
Так значит, я проехал мимо юности моей… –
Я на знакомых улицах ей снова подмигну –
В городе Ростове, в городе Ростове, в городе Ростове-на-Дону!

Казанский, Богатяновский, Соборный, Крыловской…
Пройду я по Канкринской, погуляю по Донской –
Здесь режет «Фанагория» весеннюю волну…
В городе Ростове, в городе Ростове, в городе Ростове-на-Дону!

* * *

И еще одна, на этот раз скорбная круглая дата.

50 лет назад, 15 января 1968 года, жизнь Александра Павловича Долуханяна трагически оборвалась. Он погиб в автомобильной катастрофе.

Вечная память.

* * *

Песня «У нас в подразделении».
Музыка – Александр Долуханян. Слова – Лидия Некрасова.
Исполняет Краснознаменный, имени А.В. Александрова, Ансамбль песни и пляски Советской Армии.
Солист – Иван Букреев.
Запись 1962 года.



К НАЧАЛУ ГЛАВЫ

К СОДЕРЖАНИЮ КНИГИ К СЛЕДУЮЩЕЙ ГЛАВЕ


Технологии Blogger.
В оформлении использовано: Esquire by Matthew Buchanan.