Книга «Ростов шахматный». Глава 5. Ростов-на-Дону. Матчи, турниры, встречи…

Глава 5 из книги А. Бушкова «Ростов шахматный».

К СОДЕРЖАНИЮ КНИГИ

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

Матч Стейниц-Шифферс (1896 год)

Краткие биографические справки:

Вильгельм Стейниц (1836-1900) – выдающийся шахматист, подданный Австро-Венгрии, позднее – США. Первый официальный Чемпион Мира по шахматам (1886-1894). Развивая идеи предшественников, обогатил шахматы новыми открытиями, разработал позиционное учение, сыгравшее огромную роль в развитии шахматного искусства. Внес большой вклад в развитие дебютной теории, обогатив новыми идеями такие начала, как испанская, итальянская, русская, шотландская партии, ферзевый гамбит, гамбит Эванса, королевский гамбит и другие дебюты. В. Стейниц был также выдающимся шахматным публицистом, основателем и редактором журнала «International Chess Magazine».


Шифферс Эммануил Степанович (1850-1904) – выдающийся русский шахматный мастер, теоретик и пропагандист шахматного искусства. Прекрасный шахматный педагог, способствовавший развитию дарования многих молодых шахматистов, в первую очередь – М.И. Чигорина. На протяжении многих лет Э.С. Шифферс вел шахматные отделы крупнейших русских газет, а также журнала «Нива». Разработал оригинальные продолжения в таких дебютах, как гамбит Эванса, русская, венская и французская партии. Классический труд Э.С. Шифферса «Самоучитель шахматной игры» выдержал ряд изданий, став настольной книгой для нескольких поколений русских шахматистов. Издается книга и в наши дни.


* * *

На этом снимке участники ростовского матча – В. Стейниц и Э. Шифферс – сидят за одним столом (на фото – справа) в Нюрнберге. А всего четырьмя месяцами ранее они играли в Ростове…


Июль 1896 г.
Участники и организаторы международного шахматного турнира в Нюрнберге.
Слева направо,
1-й ряд:
А. Альбин (Румыния), М. Поргес (Австро-Венгрия), М. Чигорин (Россия), З. Тарраш (Германия), Ш. Винавер (Россия), В. Стейниц (Австро-Венгрия), Дж.Блэкберн (Великобритания), Э. Шаллоп (Германия), Э. Шифферс (Россия), Г. Пильсбери (США), К. Вальбродт (Германия), Р. Тейхман (Германия).
2-й ряд:
Э. Ласкер (Германия), Р. Харузек (Австро-Венгрия), К. Шлехтер (Австро-Венгрия), два организатора, Д. Яновский (Россия), Г. Мароци (Австро-Венгрия), Г. Марко (Австро-Венгрия), Дж.Шовальтер (США), три организатора.

* * *

Шахматное состязание с участием Чемпиона Мира – это всегда событие. В особенности, если это – первый Чемпион Мира.

Нашему городу повезло. 122 года назад его жители – «ростовцы» (так они тогда себя называли) – стали свидетелями уникального шахматного поединка, в котором приняли участие Вильгельм Стейниц и один из сильнейших шахматистов России – маэстро из Петербурга Эммануил Степанович Шифферс.

Для того, чтобы познакомиться с предысторией этого матча, откроем… книгу С.Б. Губницкого «Шахматный Харьков» (Харьков, 2009). На стр. 47 читаем:

О харьковском матче Стейниц-Шифферс

В декабре 1895 года «Южный край» анонсировал «шахматный турнир в Харькове» – матч Стейниц-Шифферс, а в январе 1896 года в той же газете в статье «Матч между Стейницем и Шифферсом в Харькове» были опубликованы условия этого состязания европейского масштаба (указанный матч сотоялся, но… в Ростове-на-Дону, что придает приводимой статье некоторую пикантность).

«Южный Край» (12.01.1896):

«По окончании петербургского турнира в Харькове состоится весьма интересное состязание, а именно – матч между Вильгельмом Стейницем и Эммануилом Степановичем Шифферсом. Инициаторами этого матча являются Д.И. Иловайский и М.М. Жеребцов из Ростова-на-Дону. Устраивая состязание между Стейницем и Шифферсом, вышеназванные лица руководились, главным образом, следующими соображениями.

С одной стороны, желая оживить шахматную жизнь в южной России, они не могли не выбрать Харьков уже по одному тому, что он является крупнейшим населенным местом этой местности и лежит в центре юга, так что ко дню состязания можно ожидать приезда многих провинциальных любителей из других краев.

С другой стороны, и выбор соперника для г-на Стейница не мог не пасть на г-на Шифферса… Уже одно то обстоятельство, что Чигорин считается его учеником в шахматной игре, что он неоднократно с успехом подвизался на заграничных международных турнирах, а на большом прошлогоднем турнире в Гастингсе взял 6-й приз, став ниже Стейница всего на одну партию, уже одного этого – повторяем – достаточно, чтобы признать в настоящее время Эммануила Степановича, вместе с М.И. Чигориным, за лучшего представителя русского шахматного спорта.

Мы можем с уверенность сказать, что за последнее время, когда жизненные условия позволили ему уделять более времени на долю этой благородной игры, Эммануил Степанович Шифферс сильно выдвинулся вперед и легко разбил таких игроков как Янкович и Хардин. Предсказать результат матча довольно трудно; для победы больше шансов, конечно, на стороне Стейница, хотя находятся и такие лица, которые держат пари за Шифферса.

Сообщаем условия матча; они до сих пор еще нигде не были опубликованы.

1. Состязание будет происходить в Харькове по окончании петербургского турнира.
2. Время начала состязания назначается г-ном Стейницем.
3. Сыграно будет всего 12 партий; ничьи считаются за половину.
4. Победителем считается тот, кто выиграет большинство из 12 партий…
9. Сыгранные партии составляют собственность игроков, которые распоряжаются ими по обоюдному соглашению.
10. Победитель получает приз 400 рублей, побежденный – 200.
Если матч будет разыгран в ничью, каждый получит по 300 рублей. Независимо от этого за выигранную партию игроки получают по 15 руб., за проигранную партию – 5 руб. и за ничью – 10 руб.
11. На путевые издержки и пребывание в Харькове г-ну Стейницу полагается 200 руб., а г-ну Шифферсу и г-ну Генрихсону (провожатый и переводчик для Стейница – С.Г.) по 150 руб.

Сумма, необходимая для устройства матча, в размере 1500 рублей собрана почти сполна. Приводим список лиц, уже сделавших пожертвования: Д.И. Иловайский – 600 руб., М.М. Жеребцов – 300 руб., Н.С. Терещенко – 200 руб.

На долю харьковских шахматистов остается таким образом собрать немного более 100 руб. Можно надеяться, что и за входные билеты будет выручена сумма, не менее названной».


И тем не менее, место проведения матча В. Стейниц-Э. Шифферс было изменено. Вместо Харькова – Ростов-на-Дону. Для того, чтобы разобраться в возможных причинах этой «смены декораций», постараемся углубиться в историю. И не только шахматную.

1 В 1896-м году за «точку отсчета» был принят Указ Императора Павла I от 12 декабря 1796 года о реорганизации в Российской Империи одной из административно-территориальных единиц – Новороссийской губернии. Ее центром становился г. Екатеринослав (в будущем – Днепропетровск), который с 1797 по 1802 год именовался Новороссийском. Одним из 19 уездов на территории губернии был назван «Ростовский на Дону уезд».

Позднее, в 1911 году, ростовские краеведы и власти города договорились перенести «дату рождения» Ростова на 1749 год, когда, в соответствии с Указом Императрицы Елизаветы Петровны, была основана Темерницкая таможня («вверх по реке Дону от устья реки Темерника против урочища Богатый Колодезь»). Таким образом, первый крупный «официальный» (200-летний) юбилей Ростова-на-Дону был отпразднован в 1949 году.

В 1896-м году «отцы города», как-то неожиданно, «вдруг», решили отпраздновать 100-летие Ростова-на-Дону.1 В ряду торжеств, приуроченных к юбилейной дате (по мнению вышеупомянутых «отцов») как нельзя лучше выглядело бы шахматное соревнование на «самом высоком уровне».

Надо сказать, что в те далекие времена не было определенного ответа на вопрос «откуда есть пошла земля ростовская». Вот какую характеристику «выдал» родному городу фельетонист ростовской газеты «Приазовский край» в начале 1901-го года:

«Молодящийся старик неизвестного происхождения. Страдает слабостью памяти, вследствие чего дня и года рождения не помнит. Бережно хранит в секрете грехи и тайны молодости, в родстве и дружбе ни с кем не состоит и ведет одинокую жизнь. Немножко красится. В войнах не участвовал, и если бывал в «делах», то только уголовных и гражданских. Знаков отличия не имеет никаких. Вражеских нашествий не отражал, но вел упорную и успешную борьбу с гигиеной, медициной, народным образованием и законами нравственности. Из всех видов спорта особую страсть питает к ловле рыбы в мутной воде»…


Ну, здесь остроумный «ростовец-фельетонист» немного погорячился. Помимо «ловли рыбы» (и не только в мутной воде) некоторая часть горожан питала слабость также и к шахматам, официально зарегистрировав на рубеже веков «Ростовское-на-Дону общество любителей шахматной игры». В Ростове жил один из сильнейших шахматистов России, участник I, II и V Всероссийских турниров (Чемпионатов России) – Борис Алексеевич Янкович (1863-1918), переехавший в наши края из Харькова (ох, уж этот «бедный» Харьков!). Кстати, в 1894-м и 1895-м годах Б.А. Янкович дважды встречался в матчах с Э.С. Шифферсом. Оба поединка были проведены в Ростове и завершились победами маэстро из Петербурга (+9 , -6, =2 и +7, -2 соответственно).

Так что, когда Ростовская городская дума, образовавшая в январе 1896-го года Комиссию по подготовке празднования 100-летия города, обратилась с просьбой к участникам и организаторам шахматного матча в Харькове о его переносе в Ростов, у Э.С. Шифферса, вероятно, по этому поводу особых возражений не возникло. Не было, очевидно, таковых и у Вильгельма Стейница. В южных русских краях легендарный маэстро, утративший свой титул два года назад, намеревался пройти матчевую тренировку, в преддверии намеченного на конец года реванша с Эммануилом Ласкером.

Организаторы и спонсоры ростовского матча (о них – чуть позже) также, очевидно, захотели поддержать спонтанно возникшую идею отпраздновать юбилей «молодящегося старика неизвестного происхождения».

И вот, менее чем через месяц после вышеупомянутой харьковской публикации, а именно – 9 февраля 1896 года, - уже в «Приазовском крае» - можно было прочитать следующее сообщение:

«В непродолжительном будущем в Ростов приезжают для состязания известные шахматисты – Вильгельм Стейниц и Эммануил Шифферс. Состязание будет состоять из 12 партий. Выигравший получит приз в размере 400 руб., проигравшему будет уплачено 200 руб. Кроме того, за каждую выигранную партию будет уплачиваться по 20 руб., за проигранную – 10 руб.; если партия кончится в ничью, оба партнера получают по 15 руб. Состязание будет проходить в помещении ростовского клуба. Организаторами его являются гг. Иловайский, Жеребцов и Терещенко».


Таким образом, заполучив матч в свои руки, «Ростов-папа» не стал «мелочиться», увеличив на 5 рублей (по сравнению с Харьковом) ставки за выигранные, ничейные и проигранные партии. Знай, мол, наших!

Кстати, о «наших». В данном случае имеются в виду спонсоры матча.

Некоторые донские краеведы утверждают, что поединок в Ростове финансировали «крупный углепромышленник Иловайский» и не менее крупный «землевладелец и коннозаводчик» Жеребцов. Это неверно. И Иван Григорьевич Иловайский (1831-1883), и Михаил Ильич Жеребцов (1821-1893) к 1896-му году уже покинули этот мир. Спонсорами же матча в Ростове были их состоятельные сыновья, а самое главное – большие любители шахмат – Михаил Михайлович Жеребцов и Дмитрий Иванович Иловайский (не путать с известным русским историком – Д.И. Иловайским – полным тезкой «шахматного» Иловайского). Также с нашим городом связана судьба брата Иловайского – Давида (Давыда) Ивановича – выдающегося ученого-палеонтолога.

В 1920-1924 гг. он был профессором Донского Университета в Ростове-на-Дону.

* * *

Где проходил матч.

В помещении летнего коммерческого клуба на улице Большой Садовой – так считали некоторые ростовские краеведы. Эта версия отражена и в статье из нашей книги, посвященной ростовскому шахматному Чемпионату РСФСР среди женщин 1950-го года.

Пора внести ясность в этот вопрос и исправить допущенную ошибку.

Перед нами – газета «Приазовский край» от 21 февраля 1896 года.


На первой полосе, на самом видном месте, мы видим следующее объявление:


Ростовский клуб…

Он располагался на 2-м этаже доходного дома Г. Мелконова-Езекова – на северо-восточном углу Большой Садовой улицы и Большого проспекта (последующие названия: Большой Столыпинский проспект, Ворошиловский проспект, проспект Карла Маркса и… снова Ворошиловский).


На старинной открытке, справа – дом Гавриила Мелконова-Езекова.

Именно здесь играли Стейниц и Шифферс в 1896-м году.

С 1912-го по 1917-й год Большой проспект назывался Большим Столыпинским проспектом, что и нашло отражение в надписи на открытке.

Слева – дом Карапета Чернова.

С этими двумя домами связана одна из ростовских былей-легенд, передаваемая из поколения в поколение…

В конце позапрошлого века жили-были в Ростове два «успешных» купца: «король-коннозаводчик» Карапет Чернов и «шерстяной король» Гавриил Мелконов-Езеков. Крепко поспорили два короля – кто из них богаче и успешнее.

Для разрешения спора не на словах, а на деле, приобрели он два земельных участка в самом центре города (друг против друга) и начали строить на них доходные дома. Чей дом окажется красивее и богаче – тот король и победил.

Когда соревнование (в середине 90-х годов) достигло «трехэтажного» уровня, в строительстве наступила пауза. Очевидцами именно этого архитектурного этапа стали другие короли – шахматные, о которых мы ведем речь. Но вскоре шахматисты уехали, и тут выяснилось, что горячая нахичеванская кровь Карапета и Гавриила требует «продолжения банкета». Строительство возобновилось с новой силой.

В итоге, по прошествии нескольких лет, Ростов получил два огромных многоэтажных особняка, ставших украшением города.

Дома Чернова (слева) и Мелконова-Езекова (справа) в 1919 году.
(источник фото: American National Red Cross photograph collection (Prints and Photographs division), digital ID anrc.05344).

С некоторым перевесом (так определило «общественное» мнение) в споре победил дом Мелконова-Езекова. Советская власть примирила спорщиков, национализировав оба дома.

В 1931-м году в «проигравшем» доме Чернова разместился ростовский финансово-экономический институт, который (под другим названием) существует там и поныне. А вот «дом-победитель» ожидала иная судьба. Во время Великой Отечественной Войны он был практически полностью разрушен. Впоследствии, в начале 50-х годов ХХ века, на месте разобранных руин воздвигли новое здание, в стиле «сталинского классицизма».


Этот дом уже мало напоминал своего знатного предшественника, кроме одной особенности: на первом этаже в нем предусмотрели кинотеатр, названный «Буревестником». Новый кинотеатр вскоре стал таким же популярным среди ростовчан, каким был «Колизей» в доме Мелконова-Езекова среди «ростовцев». Благодаря Сергею Есенину об этом названии иногда вспоминают жители нашего города, оказавшиеся на Большой Садовой улице:


Почему бы рядом с этой мемориальной доской не установить еще одну?

Примерно такого содержания:

«На этом месте, в Ростовском клубе, в 1896 году состоялся матч между выдающимися шахматистами – В. Стейницем (Австро-Венгрия) и Э. Шифферсом (Россия)».

* * *

Всего в матче В. Стейниц – Э. Шифферс было сыграно 11 партий.

Первая из них состоялась 21 февраля 1896 года, последняя – ровно через месяц – 21 марта.

Поединку предшествовало мероприятие, которое позднее стало именоваться «торжественным открытием». Читаем в хорошо уже нам знакомой газете «Приазовский край» от 21 февраля 1896-го года:

«В понедельник, 19 февраля, местное общество любителей шахматной игры чествовало ужином в Ростовском клубе В. Стейница и Э. Шифферса.

На ужин был приглашен находившийся теперь в Ростове известный шахматист С.З. Алапин. Таким образом, на долю местных шахматистов выпал редкий случай – принимать у себя трех сильнейших представителей шахматного искусства. Ужин прошел очень оживленно и в дружеской беседе затянулся далеко за полночь. Было произнесено несколько тостов за здравие гостей.

В ответ на приветствия, В. Стейниц произнес по-немецки речь, в которой указал на быстрое развитие шахматной игры в России, занимающей в этом отношении одно из наиболее видных мест, и с удовольствием и благодарностью отметил радушный прием, который он встретил в России и, в частности, в Ростове. Гг. Шифферс и Алапин отвечали тостами за ростовских шахматистов.

На ужине было решено послать приветственные телеграммы устроителям матча Д.И. Иловайскому и М.М. Жеребцову».


В том же номере газеты ростовские любители шахмат могли ознакомиться и с выдержками из регламента предстоящего соревнования:

«Сегодня, 21 февраля, начинается шахматное состязание между В. Стейницем и Э. Шифферсом. Состязание будет происходить в помещении Ростовского клуба от 4 до 6 час. дня и от 8,5 до 11,5 час. вечера.

На обдумывание первых 30 ходов предоставляется каждому игроку по два часа, на обдумывание дальнейших – по часу на 15 ходов. При каждом из игроков будет находиться по одному ассистенту, на обязанности которого – следить за выполнением условий состязания и улаживать возникающие недоразумения».


Начало матча получило исчерпывающее отражение на страницах «Приазовского края».

В номере от 23 февраля был напечатан полный текст первой партии. И – невиданное дело – рядом, на второй полосе, читатели смогли увидеть фотографии высоких гостей – довольно редкий случай для тогдашней прессы.

Но и это еще не все. «Ростовцы», не слишком искушенные в гамбите Эванса, испанской партии и прочих мудреных шахматных дебютах, могли ощутить необычную обстановку выдающегося шахматного соревнования, прочитав зарисовку таинственного «Спортсмэна» в том же номере газеты:

«Приазовский край», 23 февраля 1896 г.

«Заглянул в Ростовский клуб. Тишина благоговейная. В зрительном зале, на эстраде, «священнодействуют» два гастролирующих у нас шахматных чемпиона — г. Стейниц и г. Шифферс. Первый — маленький, скромно одетый старичок, хромой, с костылем под мышкой, со светло-рыжей бородой, прищуренными глазами, в высшей степени серьезный и задумчивый. «Королевского» в его фигуре очень мало. Прежде чем сделать ход, г. Стейниц много думает, по-видимому, забыв обо всем на свете. Наоборот, г. Шифферс обладает весьма представительной наружностью — высок, строен, красив, элегантен, голова львиная, движения порывистые.

Оба уже не молоды. Играют, конечно, превосходно. Каждый сыгранный ими ход сейчас же возвещается присутствующим известной расстановкой передвижных шахматных фигур на устроенной специально для этого доске. Взоры всех с жадностью устремлены на эстраду. Что ни ход — то комментарии, варианты. Общее настроение — заметно приподнятое. Вы чувствуете, что здесь люди далеко не расположены шутить. Сначала г. Шифферс ведет атаку уверенно и смело. Позиция его завидная. Слышатся голоса, что победа остается за ним... Но вот... один ложный шаг — и все кончено! Старый шахматный стратег ловко пользуется оплошностью противника и наносит ему поражение за поражением. В его игре видна строгая система, даже, если хотите, доктринерство. У него свои «правила войны» и в проведении их он очень упрям.

Finis: победил Стейниц! Шифферс сдается».

Спортсмэнъ


Кто же «скрывался» за этим любопытным псевдонимом?

В работе В. Борзенко «Псевдонимы донских журналистов и общественных деятелей XIX – начала XX века» – такого псевдонима нет. Заглянем в справочник И.Ф. Масанова «Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: в 4 т. Москва, 1958». Том третий, стр. 130, говорит о том, что этот псевдоним использовался Владимиром Алексеевичем Гиляровским. Вот как! Действительно, в 90-е годы позапрошлого века «король русских репортеров» (издававший к тому же свой «Журнал спорта») частенько гостил у нас на Дону. Однако, авторство «Дяди Гиляя» в создании этого уникального шахматного «этюда», – нуждается еще в дополнительной проверке.

* * *

Перейдем теперь к «спортивно-технической» стороне дела. В первых двух партиях перевес был на стороне Чемпиона Мира (рука не поворачивается написать «экс-чемпиона»). Ведь в феврале-марте 1896-го года, Вильгельм Стейниц, по мнению многих представителей мирового шахматного сообщества, продолжал оставаться «фактическим» чемпионом, уступившим на короткое время свой титул Эммануилу Ласкеру. Вот, в конце года, считали они, будет матч-реванш в Москве и тогда все станет на свои места…Выдающийся турнир в Нюрнберге (лето 1896), который завершится блестящей победой Ласкера (с него мы начали свой рассказ в I части), был тогда еще впереди.

Итак – на старте состязания в счете повел Стейниц – 2:0. Однако, в последующих двух поединках маятник качнулся в противоположную сторону. После четырех партий счет был уже ничейным – 2:2. Равновесие сохранилось и после 6-й партии. Наконец, после победы в 7-й партии, Э.С. Шифферс (впервые в матче) вырвался вперед – 4:3!

Что это была за партия! Можно предположить, что по ее окончании зрители чаще всего произносили слово «мельница». Почему так?

Заглянем в Энциклопедический словарь «Шахматы» (М.,1990):

«Мельница», типовая комбинация с последовательным чередованием шахов и вскрытых шахов, объявляемых атакующей стороной. Классический пример «М.» – окончание партии К. Торре - Эм. Ласкер (Москва, 1925)».


Разумеется, участники ростовского матча не могли знать о «классическом примере» из далекого будущего. Но, создавая свои «мельничные жернова» в XIX веке, Эммануил Степанович Шифферс, тем самым, поспособствовал появлению эстетического шахматного идеала века двадцатого. Впрочем, в отличие от своего будущего прототипа, «Ростовская мельница» образца 1896 года случилась не на доске, а в головах своих создателей, в виде форсированного варианта. Оценив качество получающейся «муки», черные заблаговременно сложили оружие.

Впрочем, обо всем по порядку.

Э. ШифферсВ. Стейниц

7-я партия матча, Ростов н/Д, 1896 год

Дебют четырех коней

1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Kc3 Kf6 4.Cb5 Cb4 5.0-0 0-0 6.d3 Ke7.

Здесь возможно было также 6…Kd4 7.K:d4 ed 8.Ke2 c6 9.Cc4 Cc5, сохраняя примерное равенство.

7.K:e5 c6 8.Cc4 C:c3 9.bc Фa5 10.C:f7+

«Хотя белые и получают ладью и две пешки за слона и коня, было бы, однако, осторожнее 10.Kf3 Ф:c3 (или 10…d5 11.ed) 11.Cd2 и т.д. с равной игрой» (Э. Шифферс).

10…Л:f7 11.K:f7 Кр:f7 12.c4 d6 13.h3 Kg6 14.f4 Cd7 15.f5 Ke5 16.a4 Крg8 17.Крh2 Лf8 18.g4!

Угрожая 19.g5 и 20.Фh5.

18…Се8 19.Сf4 Kd7 20.Фe2 Cf7 21.g5 Лe8 22.h4 g6 23.fg hg 24.Сd2 Фc7 25.Лf2 d5

Пешка d6 начинает свой путь, который, в конечном итоге, окажется для черных роковым. По-видимому, опасаясь развития инициативы белых по вертикали «f», черные решили нанести упреждающий удар в центре.

26.Сf4 Фb6

С весьма прозрачной угрозой 27…Ф:f2+ и 28…Kg4+.

27.Лaf1 de?

«Черные поторопились: следовало играть 27…dc 28.С:е5 К:е5 29.h5 cd 30.cd Ce6 31.Лf6 gh (31…Kg4+ 32.Ф:g4+ и вечный шах ладьей на g6 и h6), затем ферзь через с7 идет на g7 (32.Ф:h5 Фd8)» (Э. Шифферс).

28.С:е5 ed?

По мнению Э. Шифферса, и здесь черные могли бороться за ничью: 28…К:е5 29.Ф:е4 Фс7 30.Крg1 К:с4 31.Л:f7 Ф:f7 32.Ф:с4 Ф:с4 33.dc Ле4 34.Лb1 и т.д.

29.Л:f7!!


Оставляя под боем ферзя, белые «сооружают» мельницу!

В случае 29…de они объявляют мат в шесть ходов: 30.Лg7+ Крh8 31.Л:d7+ Крg8 32.Лg7+ Крh8 33.Ле7+ Крg8 34.Л:е8+ Крh7 35.Лh8X. Поэтому –

Черные сдались.


К сожалению, развить успех, или – удержаться на достигнутых рубежах – Э.С. Шифферсу не удалось. Его соперник взял длительный тайм-аут, после чего «тряхнул стариной», заиграв с удвоенной силой. В следующих четырех партиях В. Стейниц набрал 3,5 очка, решив, таким образом, исход борьбы в свою пользу.


Из творческих достижений в этом матче первого Чемпиона Мира можно отметить вторую партию.

В. СтейницЭ. Шифферс

2-я партия матча, Ростов н/Д, 1896 год

Итальянская партия

1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Cc4 Cc5 4.c3 Kf6 5.d4 ed 6.cd Cb4+ 7.Kc3 d5 8.ed K:d5 9.0-0.

После воспроизведения на демонстрационной доске 9-го хода белых, знатоки и наиболее «продвинутые» зрители, наверное, затаили дыхание. На доске стояла позиция, которая, несколькими месяцами ранее встретилась в бессмертной партии Стейниц-Барделебен из турнира в Гастингсе 1895-го года. Э.С. Шифферс, как участник этого турнира, конечно, помнил данную партию. Поэтому, в отличие от К. Барделебена, сыгравшего здесь 9…Се6, русский маэстро избрал другой план, к которому, однако, его соперник, создатель «бессмертной», – оказался прекрасно подготовленным!

9…C:c3 10.bc 0-0 11.Фc2 h6 12.Лe1 Ce6


13.С:h6!

Новый ход, по-видимому, – домашняя заготовка. Брать слона (13…gh) черные не могут из-за 14.Л:e6! fe 15.Фg6+ Крh8 16.Ф:h6+ Крg8 17.Ф:e6+ Крh8 18.C:d5 и белые выигрывают.

Черные ответили

13…Фd7,

после чего белые приступили к реализации своего преимущества.

14.Cd2 Cf5 15.Cd3 C:d3 16.Ф:d3 Лfe8 17.c4 Kf6 18.d5 Л:e1+ 19.Л:е1 Ле8 20.Л:е8+ К:е8 21.Фе3 Ке7 22.Ф:а7 b5 23.cb Ф:b5 24.а4 Фb1+ 25.Ce1 g5 26.Фe3 Крf8 27.Ф:g5 Фb3 28.a5 K:d5 29.h4 Kef6 30.h5 Фd3 31.h6 Кре7 32.а6 Ф:а6 33.h7 Фа8 34.Фg7

После окончания партии маэстро С.З. Алапин продемонстрировал следующий красивый вариант, приводящий к быстрой победе белых: 34.Сс3! Фd8 (34…K:c3 35.Фe5+) 35.C:f6+ K:f6 36.Фе5+ Крd7 37.Фd4+.

34…K:h7 35.Ф:h7 Фa1 36.Фе4+ Крd6 37.g3 с5 38.Крg2 Фb2 39.Сd2 Фf6 40.Kg5 Фg6 41.Фе8.

Черные сдались.


* * *

Эпилог.

«Приазовский край», 23 марта 1896 г.

«В четверг, 21 марта, состоялась одиннадцатая партия матча между гг. Стейницем и Шифферсом. Партию на 55-м ходу выиграл г. Стейниц.

Так как следующая, двенадцатая партия не может повлиять на окончательный результат матча, то, по взаимному соглашению игроков, она признана ничьей.

Таким образом, победителем в матче оказался г. Стейниц, при 6 выигранных партиях, 4 проигранных и 2 окончившихся в ничью. Гг. Стейниц и Шифферс остаются в Ростове еще некоторое время, которым местные шахматисты намерены воспользоватьсядля устройства нескольких интересных сеансов. На вторник, 26 марта, назначен сеанс одновременных партий против г. Стейница. В сеансе предполагается участие не более 30 игроков. Ставка – 2 руб. Сеанс будет происходить в помещении Ростовского клуба и начнется в 7 ч. вечера.

Кроме этого сеанса, проектируется еще одна или несколько консультационных партий ростовских шахматистов с гг. Стейницем и Шифферсом».


Шахматный матч 1896 г. между В. Стейницем и Э. Шифферсом не только дал поучительные творческие материалы, но и явился памятной вехой в истории российских шахмат и, конечно, – в истории нашего города.

Примечательно, что во время этого соревнования, 7 марта 1896-го года, в газете «Приазовский край», которую мы неоднократно цитировали, в разделе «Местная хроника», появилось следующее маленькое сообщение:

«Городская управа предоставила одному из местных предпринимателей право расставить по Б. Садовой ул. скамейки с объявлениями и рекламами на спинках.

За каждую скамейку будет уплачиваться в казну города по 3 р. в год».


Так вот, оказывается, откуда появилась в Ростове «скамеечка кленовая»! Которая стала символом города, и даже частью… его Гимна! Помните?

Ростов-город, Ростов-Дон –
Синий, звездный небосклон,
улица Садовая, скамеечка кленовая,
Ростов-город, Ростов-Дон!

Может быть, покидая Ростов, господа Стейниц и Шифферс присели, как полагается перед дальней дорогой, на наши скамеечки… Которых сейчас уже нет…

* * *

Ростовские шахматные баталии 1896-го года нашли свое отражение не только в шахматной литературе. Предлагаем вниманию читателей очерк «Игроки», навеянный как самим матчем, так и событиями вокруг него.

Краткая справка об авторе:

Лазарев Александр Семенович (1861-1927) – журналист, прозаик.

Автор воспоминаний о А.П. Чехове. Под псевдонимом «А. Грузинский» печатался в «Петербургской газете», «Новом времени», «Приазовском крае», журналах «Осколки» и «Будильник».

ИГРОКИ

I

Зал эн-ского шахматного кружка смотрит чище и наряднее обычного. Он подметен, против всех правил, ленивыми лакеями особенно тщательно и электричество сияет в нем везде, где ему можно сиять. Сонные лакеи, похожие на мореных мух (когда русский человек ложится поздно, он даже после суточного сна смотрит невыспавшимся), как будто встряхнулись, сверхъестественным усилием освободились от растерянного вида и глядят бодро и энергично, подобно бравым пожарным во время смотра или провинциальным городовым, заметившим вдали мелькание начальнической шинели.

Поймав на себе взгляд члена кружка или гостя, лакеи склоняют голову и делают такое движение корпусом вперед, что, раздев их, скульптор мог бы воспользоваться ими, как прекрасной моделью для изображения бегового чемпиона, готового по первому знаку сорваться с места и лупить во все лопатки за славой, победой и лаврами.

Гостей и членов в кружке довольно много. Немудрено: сегодня назначен сеанс одновременной игры с приезжим королем шахматистов. Собрались все, посвящающие свободные минуты коням ладьям и пешкам, с дерзкой мыслью сразиться с самим королем или хотя бы посмотреть на сражение. Будущие игроки волнуются, пьют лимонную воду и, расставив шахматы, изучают примерные ходы и выпутываются из тех затруднительных положений, в которые может их поставить король шахматистов. Занятие – увы! – бесплодное и бесполезное, ибо почти ни одна шахматная партия, в конце концов, не походит на другую и у каждого короля шахматистов свои приемы игры.

- Господа, когда же начало? – спрашивает какой-то нетерпеливый игрок.
- Начало в восемь.
- Но теперь уже восемь часов!
- Что делать, король шахматистов опоздал. Напрасно торопитесь. Не торопитесь, – успеете проиграть, времени много.
- Желаю проиграть вам самим, если вам так хочется этого.
- Я не играю.

В углу маленький, толстенький шахматист, с бабочками на лбу и лицом хорошо отпоенного молоком теленка, щелкая шахматами, показывает один из «кунштюков» покойного Морфи.

- Господа, смотрите: пожертвовав ферзя и ладью, Морфи делает мат в два хода.
- Это малоинтересно: ни один порядочный шахматист не приведет свою партию в такой вид, в каком она на доске.
- Но это же историческая партия?
- Тсс… тише! Король шахматистов приехал.
- Король шахматистов?!
- Где он?
- А вот входит. Видите?
- Так это знаменитый король шахматистов?!
- Да. Ведь вы же видели его портреты.
- На портретах он не похож…

Записавшиеся участники одновременной игры занимают свои места, и игра начинается…

II

Столы для играющих расположены прямоугольником, в середине которого ходит король шахматистов, старик с длинной бородой, похожей величиною на бороды патриархов и крупным лицом, с маленькими задумчивыми глазками и губами, которые всего чаще складываются в иронически-добродушную улыбку. Он останавливается перед каждым противником, противники его сидят с наружных сторон прямоугольника, – наклоняется к шахматной доске, быстро делает ход, быстро отвечает на ход противника и, чуть только последний задумывается, переходит к следующему игроку. Король шахматистов держится просто и скромно, играет спокойно. Он уверен в выигрыше. Все дело для него в нескольких лишних ходах. Получасом раньше, получасом позже – он приведет игру к тому, чтобы сделать противнику мат. И эта уверенность придает добродушие его улыбке, безмятежность его старому лицу.

Его противники не могут похвастаться и сотой долей безмятежности старого шахматного короля. Они играют нервно. Почти каждый, за редкими исключениями, волнуется, почти у каждого в глазах мелькает боязнь:

- Черт возьми, а ну-ка за эти ходом прячется мат?!

Это странно, дико, этого не может быть. Но слава шахматного короля гипнотизирует их, заставляет терять самообладание и думать то же, что вероятно, когда-то думала крыса, уверявшая, будто нет зверя сильнее кошки. Слава, как известно, самый сильный, самый опытный и самый старый гипнотизер. И шахматная слава не составляет исключения из общего правила. В общем, это дает лишний шанс для успеха старому шахматному королю. Типы некоторых игроков любопытны.

На одной из коротких сторон прямоугольника сидит пожилой, но еще не старый шахматист с длинным лицом, большими голубыми глазами и начинающей седеть круглой бородкой. Вероятно, это чиновник. На службе он отличается аккуратностью, исполнительностью и твердостью. Если у него есть подчиненные, он с подчиненными несомненно строг. Представляя собой такой прекрасный образец для подражания, он в глубине души уверен, что имеет право быть строгим. В начале игры лицо его несет отпечаток некоторой задумчивости. Привыкши к аккуратности и обдуманности, он, выматывая душу из противника в домашней шахматной игре, проигрывает редко и считает себя сильным игроком. Вероятно, он неизменно чемпионствует, играя с женой, сынишкой-гимназистом и сослуживцами, предпочитающими шахматы винту, стуколке и преферансу. Но счастье изменяет ему в сражении с шахматным королем. Аккуратный, но лишенный «таланта», он покрывается совершенно неожиданно для себя испариной и расстраивает свою партию после шести или семи ходов. Круглая, тщательно подстриженная бородка его торчит вбок каким-то клоком, крайне нелепо; мокрые волосы прилипают к вискам; большие голубые глаза растерянно бегают по доске, но не видят того, что нужно видеть. Быстро, против своих правил, ответив на ход противника, он, не успев рокироваться, теряет ладью. Тяжело дыша, он кивает головой своему противнику, – это означает просьбу следовать дальше, – и, оставшись один, потирает высокий, внушительный лоб. Губы его бормочут что-то неясное. Если бы вслушаться в его слова, вероятно, можно бы было услышать:

- Боже мой, как же так? Потерять ладью! Нет, это затмение, положительно какое-то затмение. Нет, это неспроста…

Прощай старые успехи, уверенность в себе, как в солидном игроке, прощай домашнее чемпионство в игре с женой, сослуживцами и сынишкой-гимназистом! Облетели цветы, догорели огни, осыпались лавры. В общем, глядя на него, трудно удержаться от улыбки. Рядом с ним сидит полный розовый немец с белокурыми славными усами, которые заставляют, по всей вероятности, вздыхать и стыдливо краснеть не одну Каролинхен или Амальхен. Немец играет медленно и во время игры солидно потирает свои мягкие, гладко-бритые щеки. Он не делает больше одного и – самое большее – двух ходов зараз. По уходе противника тщательно записывает каждый ход на бумажку и обдумывает основательно все, чего можно ожидать от короля шахматистов при следующем ходе. У него есть способность к оригинальным комбинациям. Когда король шахматистов делает конем шах его слишком далеко забравшемуся ферзю, он, не убирая ферзя, спокойно двигает слона и ставит его на одну линию с конем и королем противника. Король шахматистов улыбается, задумывается и отступает королем на соседнее поле, лишая себя рокировки. А немец, по-прежнему спокойно, уводит ферзя и записывает на бумажку сделанные ходы. Когда один из его приятелей наклоняется и тихо шепчет ему:

- Смотрите, вот славный ход! – немец внимательно смотрит на доску и отвечает спокойно:
- После этого хода я получу через два-три хода мат.

И спокойно показывает, как именно получится мат. При взгляде на него зрители думают:

- Если так же он будет играть до конца, то, пожалуй, сделает ничью.

Через два-три бесцветных шахматиста от немца играет маленький плюгавый человечек, похожий лицом и фигурой на одного очень известного (вернее – знаменитого) русского художника. Он пощипывает свою редкую русую бороденку, спрашивает себе попеременно из буфета лимонада и чаю, часто хватается за голову и, видимо, страдает.

Он страдает не потому, что его партия безнадежна, что он начал проигрывать, потерял качество, - ничего подобного пока еще нет. Он страдает от возможности проигрыша.

Он страдает оттого, что в будущем враг может незаметно подкрасться к нему, приготовить удар, разбить его наголову, а он просмотрит ловушку, когда же заметит – будет уже поздно и он не сумеет справиться с врагом. Нервы его издерганы, левый глаз подмигивает несколько подозрительно. Он жалок. Хочется подойти к нему и дружески посоветовать бросить шахматы, состязание, азарт, уехать на лоно природы, есть простоквашу, удить рыбу, кататься в лодке и собирать грибы. Когда король шахматистов подходит к нему, нервный игрок вздрагивает и смотрит не на доску, а в лицо сопернику: он старается прочесть свою судьбу на этом спокойном лице. Когда же король шахматистов отходит, нервный игрок смотрит ему в спину с некоторым удивлением.

- Я еще не погиб, черт возьми! Чудеса… – говорит его страдальческий взгляд.

Дальше сидит низенький черненький игрок, похожий на цыгана. Наверно, он слегка застенчив и, наверно, у него добрая душа. Он играет довольно бойко не потому, чтобы он хорошо играл, а потому, что считает неловким обдумывать каждый ход по получасу, когда его соперник посвящает на это две-три минуты. По его мнению, это невежливо.

- Не все ли равно проигрывать на двадцатом или на тридцатом ходу? – спрашивает он беззаботно, когда его упрекают в торопливости.

Он проиграет. Но чудится, что он проиграл бы даже и тогда, когда судьба склонила бы выигрыш на его сторону, – проиграл бы из вежливости. Зачем огорчать старого игрока, который играет одновременно с тридцатью противниками? В нем нет игроцкого азарта, но есть понимание красивой игры.

- Какой ход, какой великолепный ход! – говорит он в восторге, когда король шахматистов, раскачиваясь как маятник, сделав ход конем, отходит от его доски к следующему игроку.

Он проигрывает партию одним из первых.

- Сдаюсь! – говорит он, смеется и почтительно кланяется старому королю шахматистов, как будто благодарит его за доставленное удовольствие.

III

Бьет десять, одиннадцать, двенадцать часов. В комнате становится значительно жарче; дым, несмотря на открытые настежь вентиляторы, стелется по комнате и ест глаза. Ряды игроков редеют. То там, то тут слышатся восклицания:

- Сдаюсь, сдаюсь!...

Черненький, похожий на цыгана игрок, ходит от доски к доске и восклицает с восторгом:

- Какой ход, какой великолепный ход!

На лице нервного, готового сдаться игрока – ужас. Чиновник, отличающийся исполнительностью и строгостью, сдался уже довольно давно, но стоит в сторонке, бормочет что-то и на лице его по-прежнему написано:

- Как же это так? Нет, это затмение и ничего больше!

Всех дольше не сдается немец. Обменявшись почти всеми фигурами, но, утратив без обмена ладью, он играет пешками, хотя положение его безнадежно, и по-старому продолжает записывать каждый ход.

- Нужно сдаваться, – говорят кругом сердито-насмешливые голоса.

И он сдается.

Две-три партии проигрывает старый шахматный король.

А. Грузинский

(«Приазовский край», 3 марта 1896 года)


Полуфинал XIII Чемпионата СССР (1941 год)


Так выглядит в наши дни здание бывшего «Клуба табачников» на ул. Серафимовича, 88 (в прошлом – улице Книжной) в Ростове-на-Дону. Здесь в 1941 г. проходил турнир. В послевоенное время, вплоть до переезда в новое здание (2000 г.), здесь располагался Театр музыкальной комедии.

* * *

(Газета «64», № 25 от 18 июня 1941 г.)

ОТКРЫТИЕ

РОСТОВ-на-ДОНУ. (Наш спец.корр.).

Со всех концов страны – Из Москвы и Еревана, из Ленинграда и Свердловска, из Риги и Симферополя, из Тбилиси и Таллина, из Баку и Тулы – съехались опытные турнирные бойцы, представители нескольких поколений шахматных и шашечных мастеров СССР. Старейшему из них - Дуз-Хотимирскому – 62 года, самым молодым – Бронштейну и Когану – по 17 лет.

Ростовчане тепло встретили многочисленных гостей.

В субботу, 14 июня, состоялось организационное собрание участников.

Его открыл председатель областного комитета по делам физкультуры и спорта т. Коновалов. Главный судья турниров т. Снегирев ознакомил собравшихся с порядком проведения полуфиналов.

Жеребьевка дала следующие результаты:

1-я группа:
1.Силич (Витебск), 2.Стольберг (Красная Армия), 3.Кайев (Челябинск), 4.Панов (Москва), 5.Ровнер (Ленинград), 6.Алаторцев (Москва), 7.Тюрн (Таллин), 8.Гречкин (Сталинград), 9.Рагозин (Ленинград), 10.Шнейдеман (Ленинград), 11.Ильин-Женевский (Ленинград).

2-я группа:
1.Кузьминых (Ленинград), 2.Белавенец (Москва), 3.Бронштейн (Киев), 4.Головко (Ростов-на-Дону), 5.Кобленц (Рига), 6.Микенас (Каунас), 7.Дуз-Хотимирский (Москва), 8.Копаев (Черновцы), 9.Лисицын (Ленинград), 10.Абрамян (Красная Армия), 11.Чеховер (Ленинград).

3-я группа:
1.Чистяков (Красная Армия), 2.В.Макогонов (Баку), 3.Герстенфельд (Львов), 4.Кан (Москва), 5.Хавин (Киев), 6.Петров (Рига), 7.Кириллов (Харьков), 8.Сокольский (Ленинград), 9.Гольденов (Киев), 10.Толуш (Ленинград), 11.Равинский (Ленинград).

4-я группа:
1.Эбралидзе (Тбилиси), 2.Рудаковский (Красная Армия), 3.Васильев (Ленинград), 4.Шамаев (Ленинград), 5.Вистанецкис (Каунас), 6.Рабинович (Ленинград), 7.Каспарян (Ереван), 8.Дубинин (Горький), 9.Гульдин (Павлодар), 10.Вересов (Минск), 11.Ельцов (Москва).

…Ночью, накануне первого тура, ростовская радиостанция передавала специальный шахматный выпуск последних известий, которые в дальнейшем будут транслироваться ежедневно. Утром 15 июня городские газеты вышли с многочисленными статьями, заметками, фотографиями и другими материалами, посвященными полуфиналам. Областная газета «Молот» напечатала приветствие участникам от председателя Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта т. Снегова, письмо абсолютного чемпиона страны Ботвинника, статью гроссмейстера Бондаревского, беседы с мастерами.



Фото Д. Бронштейна и И. Рабиновича из газеты «Большевистская смена» (Ростов-на-Дону) от 15 июня 1941 г.



Фото В. Микенаса из газеты «Большевистская смена» от 17 июня 1941 г.
Судя по положению фигур, на доске – позиция после 15-го хода черных (Ф. Дуз-Хотимирский) – 15…Ка6 (см. партию №20).




1-й тур, 4-я группа. Играется партия И. Вистанецкис - П. Дубинин. «Большевистская смена», 22 июня 1941 г.



1-й тур, 1-я группа. За доской М. Стольберг (справа) и А. Ильин-Женевский. Газета «Молот» (Ростов-на-Дону) от 17 июня 1941 г.


* * *

Ростовский полуфинал состоял, таким образом, из четырех отдельных турниров (групп), по 11 участников в каждой. По два победителя из каждой группы выходили в финал, намеченный на август. В него, помимо «великолепной восьмерки» ростовского «разлива», приглашались персонально: Абсолютный Чемпион СССР гроссмейстер М. Ботвинник, гроссмейстеры: И. Бондаревский, П. Керес, А. Котов, Г. Левенфиш, А. Лилиенталь, В. Смыслов, а также Чемпион Украины мастер И. Болеславский. Миллионы любителей шахмат с огромным интересом следили за ходом ростовского турнира. В этом им помогали многочисленные корреспонденты центральных и местных изданий. Одним из них был участник соревнований, красноармеец, мастер Марк Стольберг, – любимец ростовчан, обозреватель донской молодежной газеты «Большевистская смена».

С волнением перелистываю пожелтевшие страницы газет с последними мирными датами 1941-го года… Репортажи Стольберга – в номерах от 17-го, 19-го и 22-го июня.

ПОЛУФИНАЛЫ ВСЕСОЮЗНОГО ПЕРВЕНСТВА ПО ШАХМАТАМ И ШАШКАМ

15 июня в 17 ч. 30 м. в Ростовском клубе табачников начались полуфинальные соревнования на первенство СССР по шахматам. Игра происходит в двух больших турнирных залах. Наиболее интересные встречи демонстрируются на специальных досках, установленных на сцене и в залах.

Участники – мастера СССР по шахматам – разбиты на четыре равноценных группы по 11 человек в каждой. Таким образом, каждый из участников должен сыграть всего 10 партий. Это обязывает каждого уже в первую партию вкладывать максимум воли, силы, знаний. Это тем более необходимо еще и потому, что только два человека от каждой группы попадают в финал. А кто из 44 участников не надеется на это?

К 9 часам вечера первой в турнире заканчивается партия Алаторцев-Тюрн. Чемпион Эстонской ССР Тюрн ничего не смог противопоставить последовательной игре московского мастера. Давление белых с каждым ходом возрастало, а несложные тактические замыслы черных легко были отражены. Под угрозой потери ферзя Тюрн вынужден был сдаться.

Интересно протекала партия двух маститых мастеров – Панова и Рагозина. Рагозин долго давил на позицию белых, но в цейтноте напутал и проиграл.

Герстенфельд, неосторожно ослабивший свой королевский фланг, проиграл Толушу, стиль которого подкупает своей свежестью и непосредственностью.

Микенас выиграл у Дуз-Хотимирского, неточно разыгравшего староиндийскую партию.

Кан в хорошем стиле выиграл у чемпиона Киева Гольденова. Кобленц попал под сильную атаку и проиграл Копаеву. Представитель Ростова Головко получил по дебюту лучшую позицию с Лисицыным. Однако, точной защитой черные уравняли шансы; в результате – ничья.

Также вничью окончились партии: Рабинович-Каспарян; Кайев-Шнейдеман; Бронштейн-Абрамян; Белавенец-Чеховер; Вистанецкис-Дубинин; Ельцов-Рудаковский; Шамаев-Гульдин. Остальные партии отложены.

В партии Стольберг – Ильин-Женевский противники рано разменяли ферзей.

У белых было небольшое позиционное преимущество. Белые методично усиливали свою позицию, но… для реализации преимущества у них не хватало времени. Они попали в сильный цейтнот (три минуты на 20 ходов), чем воспользовался их противник.

Несколькими остроумными ходами Ильин-Женевский выигрывает пешку, затем вторую. В отложенном положении выигрыш черных не вызывает сомнений.

Вчера утром было доигрывание неоконченных партий.

Стольберг проиграл Ильину-Женевскому. Партии Макогонов-Равинский и Хавин-Сокольский окончились вничью.

* * *

Исключительно боевым был второй тур. Потерпевшие поражение в первом туре хотели сегодня взять реванш, победители – закрепить лидерство в турнире. В результате – много интересных, насыщенных острой борьбой, партий. Неудачно разыграл сицилианскую партию Микенас против Копаева. Белые получили превосходный эндшпиль, так как слабые черные пешки стали теряться одна за другой. Видя безнадежность дальнейшего сопротивления, Микенас сдался. Это вторая победа Копаева.

Также вторую победу одержал Панов, игравший черными против Шнейдемана.

Макогонов превосходно переиграл Чистякова. Позиция, получившаяся в дебюте Каро-Кан, казалась равной. Но это было не совсем так. У черных было пешечное преимущество на королевском фланге, и хотя реализация этого минимального преимущества представлялась почти невозможной, Макогонов точной игрой использовал его, продемонстрировав глубокое понимание позиции. Трудно сказать, где Чистяков допустил ошибку, но тем почетнее победа бакинского мастера.

Стольберг попался в ловушку в партии с Силичем.

Промах стоил ему коня и партии.

Неудачно играет Рагозин. Плохо разыграв английское начало с Ровнером, он и в середине партии играл вяло и неинициативно, что так необычно для его стиля. Ровнер же играл с большой энергией и потому его победа вполне заслуженна.

Гречкин выиграл у Алаторцева, а Гульдин – у Вистанецкиса.

Окончились вничью партии: Толуш-Кан, Эбралидзе-Рудаковский, Чеховер-Бронштейн, Абрамян-Головко, Ильин-Женевский – Кайев, Ельцов-Васильев, Дубинин-Рабинович, Сокольский-Петров, Лисицын-Кобленц. Остальные партии отложены.

М. СТОЛЬБЕРГ.
Мастер СССР по шахматам.

* * *

Третий тур

Тур высококачественных партий – так можно назвать третий тур шахматных полуфиналов, который игрался 17 июня.

В первой группе: Панов разыграл с Ильин-Женевским испанскую партию. Панов пошел на ослабление своего королевского фланга и дал черным возможность занять конем слабое поле. Взамен этого он имел сильное давление на ферзевый фланг черных. Оно обеспечило ему выигрыш пешки, а вскоре и партии. Интересную партию дали Алаторцев с Рагозиным. Белые плохо разыграли дебют, так как их противником был Рагозин – автор системы, которой он играл. Черные получили большое преимущество, так как белая пешка е3 была очень слаба. Но Рагозин попал в цейтнот, напутал и проиграл. Тюрн выиграл у Гречкина.

Партии Ровнер-Шнейдеман и Кайев-Силич закончились вничью.

Во второй группе: Копаев, игравший черными с Дуз-Хотимирским, снова одержал победу. Он принял некорректно предложенную жертву пешки и, хотя реализация преимущества затруднялась наличием разноцветных слонов, точной игрой добился победы. В партии Кобленц-Абрамян преимущество переходило из рук в руки. Последняя и решающая ошибка была сделана Кобленцем. Выиграл Абрамян.

Отложены партии: Кузьминых-Бронштейн и Головко-Чеховер.

В обеих партиях белые стоят на выигрыш.

В третьей группе: большие осложнения развернулись в партии Хавин-Толуш (защита Филидора). Белые плохо разыграли дебют и, чтобы запутать игру, прибегли к сомнительной жертве пешки. Но Толуш отлично разобрался в осложнениях и быстро доказал несолидность игры белых. Острая борьба окончилась победой Толуша.

Петров в каталонском дебюте выиграл у Гольденова, не сумевшего разрешить важную в этом начале проблему развития ферзевого слона.

Кириллов проиграл Сокольскому, Герстенфельд – Чистякову.

Партия Кан – Равинский окончилась вничью.

В четвертой группе: Дубинин выиграл у Каспаряна, король которого отправился в слишком опасное путешествие с королевского фланга на ферзевый. Шамаев выиграл у Ельцова. Черные слишком легкомысленно вывели ферзя в ранней стадии партии и были заслуженно наказаны.

Васильев-Эбралидзе – ничья. Отложены партии Вистанецкис-Вересов и Рабинович-Гульдин.

* * *

Четвертый тур

В первой группе Силич в дебюте добился большого преимущества в партии с Пановым. Белые фигуры заняли активные позиции, черные же в ранней стадии были вынуждены перейти к пассивной защите. Белые методично усиливали свои позиции. Остроумной комбинацией Силич выигрывает качество и без особого труда добивается победы. Выигрышем этой партии Силич выходит на первое место, имея два с половиной очка из трех возможных.

Стольберг выиграл у Кайева. Черные плохо разыграли разменный вариант французской партии и попали под сильную атаку.

Алаторцев выиграл у Шнейдемана, Рагозин у Тюрна.

Партия Ильин-Женевский – Ровнер окончилась вничью.

Во второй группе: сенсационным результатом окончилась партия Белавенец-Бронштейн. Бронштейн – самый молодой участник турнира – хорошо разыграл дебют (староиндийскую партию), захватил инициативу и прямой атакой на белого короля выиграл у одного из сильнейших участников полуфинала. Кузьминых выиграл у пассивно игравшего Головко.

Чеховер выиграл у Кобленца. Отложены партии: Абрамян-Микенас и Лисицын – Дуз-Хотимирский. Впереди Кузьминых – два с половиной очка из трех возможных.

Мирно развивались партии в третьей группе. Встречи Чистяков-Кан, Равинский-Хавин, Толуш-Петров окончились ничейным исходом.

Неудачно играл бакинский мастер Макогонов, отложивший партию с Герстенфельдом в проигрышном положении. Также отложена партия Гольденов-Кириллов. Впереди Толуш – три очка из четырех.

В четвертой группе Рудаковский выиграл у зевнувшего важную пешку Васильева.

Каспарян в хорошем стиле выиграл у Гульдина. Партии Эбралидзе-Шамаев и Вересов-Рабинович после длительных позиционных маневрирований закончились вничью. Партия Ельцов-Вистанецкис отложена.

Впереди Дубинин – два очка из трех. В этом туре он был свободен.

М. СТОЛЬБЕРГ.
Мастер СССР по шахматам.

* * *

Пятый тур

В первой группе большой интерес вызвала партия Панов-Стольберг.

Черные в ответ на излюбленный Пановым ход королевской пешки избрали защиту Каро-Кан, дающую обычно солидную, спокойную игру.

Но эта партия уже в ранней стадии вступила в полосу больших осложнений.

Черные неожиданно пожертвовали пешку и получили за нее хорошие шансы на атаку. Однако, Стольберг преждевременно попытался форсировать события, вместо планомерного усиления своей позиции пошел на очень сложную и длинную комбинацию, окончившуюся, однако, самым неожиданным образом.

В тот момент, когда положение белых казалось критическим, Панов эффектной контркомбинацией с жертвой ладьи выигрывает 2 пешки.

Реализация преимущества представляла все же значительные трудности, так как фигуры черных заняли активные позиции. Партия отложена.

У черных, несмотря на отсутствие 2-х пешек, большие шансы на ничью.

Во второй группе остро развивалась партия Микенас-Чеховер. Чеховер слишком азартно атаковал прочную позицию белых. Микенас отбил несолидное наступление черных и сам обрушился на ослабленный ферзевый фланг Чеховера. Его атака была настолько сильна, что черные понесли материальные потери и проиграли.

После длительных позиционных лавирований окончилась вничью партия Головко-Белавенец.

В третьей группе волнующая борьба была в партии Кан-Макогонов.

Эта партия по своему характеру весьма напоминала партию Микенас-Чеховер.

Здесь также белые с самого начала пошли в наступление. Их атака действительно казалась грозной. Но Макогонова не возьмешь голыми руками. Недаром в шахматных кругах его в шутку называют «шахматным ДОТом».

Он очень редко проигрывает. Выдержку и глубокое понимание позиции он продемонстрировал и в этой партии. В который раз! Он отразил атаку Кана и выиграл партию, умело играя на многочисленные слабости, образовавшиеся в позиции белых в результате интересной, но все же некорректной игры.

В четвертой группе: первое поражение потерпел Рабинович, проигравший Ельцову. Рабинович, в совершенно равной позиции пытался играть на выигрыш. Это было связано с большим риском, чем удачно воспользовался талантливый молодой московский кандидат в мастера.

* * *

Шестой тур

В этом туре была особенно заметна тщательная подготовка мастеров к этому ответственному соревнованию. Шестой тур изобиловал большим количеством важных новинок, обогащающих шахматную теорию.

В первой группе: детально изученный дебют – новоиндийская партия – неожиданно форсированным путем привел в партии Стольберг-Ровнер к редко встречающемуся соотношению сил: ферзь у белых против ладьи, коня и пешки у черных. Течение партии показало, что у белых лучшие шансы. Партия перешла в эндшпиль, в котором ферзь белых господствовал на всей доске. Несложная, но остроумная ловушка, в которую попались черные, облегчила белым победу.

Панов сделал ничью с Кайевым, а Алаторцев отложил партию с Силичем в примерно равном положении.

Впереди Панов – 3,5 из 5 и Алаторцев – 3 из 4.

Во второй группе: курьезный случай произошел в партии Белавенец-Кобленц. Черные отлично играли всю партию, но в совершенно выигранном положении стали волноваться и подставили ферзя. Конечно, Кобленц немедленно сдался.

Неудачно разыграл Головко черными с Бронштейном староиндийскую партию. Он получил стесненную позицию. Чтобы ослабить давление белых, Головко пожертвовал пешку, затем фигуру, в поисках осложнений, но ничто не помогло. Белые выиграли.

Впереди Копаев – 3,5 из 4. Сегодня его партия с Абрамяном не состоялась ввиду болезни последнего.

В третьей группе: Макогонов, шахматист позиционного стиля, блеснул своим комбинационным дарованием. Играя белыми с Хавиным, он по дебюту получил активное положение. В последовавших осложнениях он идет на исключительно длинную, сложную и красивую комбинацию. У белых под боем одновременно находились ферзь, ладья, и это – при открытой позиции короля! Но комбинация была рассчитана точно и Хавин вынужден был признать себя побежденным.

Толуш выиграл у неуверенно игравшего Сокольского.

Впереди Толуш – 3,5 из 5, Макогонов – 3 из 5.

В четвертой группе: важную новинку в ферзевом гамбите применил Вересов, играя с Дубининым. Вся партия протекала при преимуществе белых, которым удалось выиграть пешку. В обоюдном цейтноте белые играли не сильнейшим образом и вряд ли им теперь удастся выиграть отложенную позицию.

Партия Васильев-Шамаев отложена в очень остром положении.

Впереди Шамаев – 3 из 4.

М. СТОЛЬБЕРГ.
Мастер СССР по шахматам.


На этом репортажи М. Стольберга обрываются. К обязанностям корреспондента молодежной газеты Марк Моисеевич относился очень серьезно.

По свидетельствам очевидцев, во время партии он почти не задерживался у своего стола, постоянно перемещаясь по турнирным залам в поисках информации о ходе борьбы, которую в конце дня надо было еще записать и передать в редакцию.

Этим, вероятно, можно объяснить неудачи Стольберга в первых двух турах. Однако затем его турнирное положение стало быстро выправляться…

22-го июня, не дожидаясь начала 7-го тура и, даже не доиграв отложенную партию с В. Пановым, он, как военнослужащий, покинул турнир, покинул родной город, в который ему уже не суждено было вернуться…

Сказанное объясняет тот факт, что в репортажах Стольберга ничего не говорится о партии Бронштейн-Микенас, в которой юный киевский мастер одержал блестящую победу, – сначала применив важную новинку в латышском гамбите (6.Се2), а затем – проведя молниеносную матовую атаку. Вспоминается, как в 60-е годы Давид Ионович Бронштейн однажды заметил: «У шахматистов моего поколения был свой Таль – это Марк Стольберг». Наверное, та партия Бронштейна, проведенная «в стиле Таля», Стольбергу бы понравилась. Но, посмотрев на турнирную таблицу, можно понять причину этого умолчания: Бронштейн с Микенасом играли в том самом, последнем, 7-м туре. Когда Стольберга на турнире уже не было и, следовательно, что-то сказать об этом поединке он просто не мог…

* * *

В июньские дни 41-го года, в связи с началом войны, прекратила выходить всесоюзная шахматная газета «64».

Когда, через 27 лет, в июле 1968-го года, это издание вернулось к своим читателям, в его первом же номере появились воспоминания Николая Григорьевича Головко – второго ростовчанина – участника полуфинала-1941. В его статье было столько боли, столько светлых воспоминаний об ушедших товарищах, что не процитировать ее просто нельзя.

Одновременно мы отдадим дань памяти Н.Г. Головко (1917-1988). 4 мая этого года исполнится 100 лет со дня его рождения.


Чемпион Вооруженных Сил СССР майор Н.Г. Головко наблюдает за игрой призеров чемпионата («Шахматы в СССР», 1950, №3).


НЕОСТЫВАЮЩИЙ СЛЕД

Память возвращает меня в прошлое.

Лето 1941 года. Ростов-на-Дону. Полуфиналы первенства страны по шахматам.

Я вспоминаю свою партию, начатую в последний день мира и законченную в первый день войны… В эти же июньские дни вышел последний номер нашей шахматно-шашечной газеты… И теперь в первом номере еженедельника «64» мне представилась возможность вернуться к событиям того давнего форума советских шахматистов, вспомнить о друзьях-товарищах, сделавших свои последние ходы на мирном шахматном поле, перед тем, как выйти навстречу врагу, на поля сражений.

В памяти возникают давно минувшие дни прерванного войной турнира.

Залитые солнцем, зеленые улицы южного города. Бархатные июньские вечера.

Ярко освещенная Садовая с говорливой толпой улыбчивых, нарядно одетых людей. Огромные залы клуба, где ныне Театр музыкальной комедии. И 23 шахматных столика, отгороженных от наседающих, всегда оживленных ростовских любителей шахмат.

Здесь весь цвет предвоенной шахматной молодежи.

Тут и любимец ростовчан высокий, худой, с большими роговыми очками, в новенькой военной форме Марк Стольберг. Это он, выиграв предыдущий полуфинал в Киеве, навел на всех страх рядовыми победами на старте 12-го чемпионата СССР. Только небольшой опыт помешал ему, блестящему тактику, занять высокое место… Короткий, но очень яркий шахматный путь этого высокоодаренного, обаятельного человека оборвался вскоре после начала войны.

Мы с ним сыграли множество партий. Первая из них состоялась в день нашего знакомства в самом начале тридцатых годов. Маленький мальчик в очках, едва выглядывал из-за стола во время моего сеанса в Ростовском доме пионеров.

А уже через пару лет Марк во главе команды ростовских школьников успешно выступил на 2-м всесоюзном турнире в Ленинграде.

Веселый и общительный юноша обладал исключительной любознательностью и трудолюбием. Отлично занимаясь в школе, он был завсегдатаем уютного Ростовского шахматного клуба. Игра Стольберга отличалась энергией, изобретательностью, остроумием.

Марк погиб в 1942 году, защищая Крым.

Много ждали и от других молодых талантливых шахматистов – 17-летнего мастера из Киева Давида Бронштейна, только что завоевавшего второй приз в чемпионате Украины, чемпиона Львова Э. Герстенфельда, сильнейшего московского кандидата в мастера А. Ельцова и других. Молодежь как бы держала экзамен на зрелость у таких опытных мастеров, как В. Рагозин, И. Рабинович, В. Макогонов, Г. Лисицын, С. Белавенец, В. Чеховер, А. Ильин-Женевский, В. Микенас, П. Дубинин, В. Алаторцев, А. Толуш, В. Панов и других. Хотя на шахматных досках шла бескомпромиссная борьба и напряжение спортивных поединков возрастало с каждым туром, ничто, казалось бы, не предвещало грозы. Многочисленные зрители болели за своих земляков – Стольберга, автора этих строк и гроссмейстера Игоря Бондаревского, который в эти же дни играл матч с молодым днепропетровским мастером чемпионом Украины Исааком Болеславским.

Матч шел на большой сцене, а в зрительном зале, из которого были вынесены кресла, и в просторном фойе сражались участники четырех групп полуфиналов.

Среди болельщиков, наблюдавших за ходом борьбы, постоянно находился один из самых преданных шахматному искусству ростовчан – профессор медицинского института Шалва Иосифович Криницкий… Я очень уважал своего учителя в медицине и ученика в шахматах. Случилось так, что срок моего экзамена по патологоанатомии совпал с турниром. Мне было трудно, но я старался изо всех сил сочетать подготовку к сессии с игрой в полуфинале.

Уверенный в успехе, я пошел на экзамен. А надо сказать, что накануне вечером Шалва Иосифович был как обычно на турнире и видел, как я вел черными в партии с сильным московским мастером Белавенцем долгую изнуряющую защиту…

Лишь на пятом часу игры фигуры черных получили простор, и все закончилось миром.

Профессор весь вечер не отходил от доски и первым поздравил меня с удачным исходом партии. Утром я предстал перед ним с зачетной книжкой в руках. Шалва Иосифович, по-доброму смотря на меня, медленно сказал:

«Дружба – дружбой, а служба – службой», взял зачетку и начал спрашивать.

Спустя час, когда профессор методично завершил экскурс по всей программе и с меня сошло «сто потов», наступила небольшая пауза.

«Вчера с Белавенцем было легче», – пронеслось у меня в голове. В этот момент Шалва Иосифович, поправив на голове белую шапочку, строго сказал:

«Мои ученики, да еще друзья – шахматисты, не должны у меня получать тройку. Пересдашь после окончания турнира!»


Но турниру так и не суждено было закончиться.

21 июня все мы в последний раз в этом турнире сели за шахматные доски.

Мой противник был совсем юным шахматистом. По виду школьник 8-9 класса.

Небольшого роста, с застенчивой, слегка лукавой улыбкой, с задумчивыми глазами и копной слегка вьющихся волос, он быстро подошел к столику и протянул мне руку.

Это был Бронштейн – будущий гроссмейстер, без пяти минут чемпион мира.

Первый ход последовал не сразу. Мой партнер о чем-то думал, внимательно разглядывая начальное положение фигур.

Самый молодой в стране, а в то время, может быть, и в мире шахматный мастер думал, как поведет он в бой свое деревянное войско. Но не думал школьник из Киева, не думал и играющий за соседним столиком московский мастер инженер-электрик Сергей Белавенец, что в это же время, когда они, мирные советские люди – сильнейшие шахматисты страны, были погружены в планы бескровных шахматных атак, другие, так называемые люди, в это же самый час, дрожа от нетерпения, отсчитывали часы и минуты, оставшиеся до начала выполнения плана вероломной кровавой войны.

Пока мой юный противник обдумывал первый ход, я успел пробежать свежий номер «64», рассказывающий о первых турах полуфиналов. Белая пешка наконец дрогнула и стремительно пошла от короля вперед на два поля. Я также двинул навстречу свою королевскую пешку. Вскоре меня полностью захватили острые ситуации, созданные на доске талантливым киевлянином.

Наконец сделаны все ходы до контроля. Позади цейтнот, впереди многочасовой анализ трудной отложенной позиции. Придя домой, я долго еще сидел у доски, стремясь предугадать дальнейший ход событий, найти пути к отражению угроз наседавших белых фигур. А поздним воскресным утром радио разом перечеркнуло все эти проблемы, выдвинув только одну, куда более сложную – проблему войны.

Приближался час очередного тура, но будет ли он? На улицах много народа.

Лица людей стали строгими, озабоченными. На устах у всех одно слово – война.

В центре города встречаю мастера Белавенца. Сергей Всеволодович, обычно спокойный и выдержанный, заметно взволнован. Он с негодованием говорит о звериной сущности фашизма, о том, что война будет долгой и потребует для победы огромных жертв.

«Турнир уже никого не интересует. Игра сегодня, наверное, не состоится. Говорят, Макогонов уже уехал» – сказал Белавенец и, помолчав, грустно добавил: «…Есть у меня такое чувство, что не судьба мне вернуться с этой войны».

Я стал доказывать Сергею Всеволодовичу беспочвенность такого предположения. Но, к великому сожалению, он оказался прав. Вернувшись в Москву, Белавенец пошел добровольцем в народное ополчение. Видный инженер и выдающийся мастер шахмат стал храбрым воином. Командуя подразделением минометчиков, Белавенец погиб смертью храбрых в боях под Ленинградом.


…В турнирном зале судьи пустили часы. Они мирно тикают, хотя отсчитывают уже время войны. Играются все партии седьмого тура, кроме одной. Бакинец В. Макогонов действительно уехал.

В залах как-то пустынно и грустно. Мы с моим последним предвоенным партнером, чемпионом Латвии Александром Кобленцем, быстро разыграли каталонское начало. Когда я посмотрел на другие пары, то понял, что тур будет сегодня завершен досрочно. На многих досках уже подписывались мирные соглашения, а на остальных шахматисты были близки к этому.

Над одной из досок протянутые друг другу руки застыли в долгом прощальном рукопожатии. Больно сжалось сердце. Появилось острое желание попрощаться со всеми, решительно со всеми этими, ставшими еще более близкими людьми.


Быстро обойдя все столики, я успел крепко пожать руки товарищам и друзьям. Я всматривался, стараясь получше запомнить их лица.

Кто знал, какая кого ждет судьба в тяжелый для Родины и для каждого из нас час!

Трудно было предположить, что последний раз обнимаю я своего московского друга Сашу Ельцова – очень способного и скромного человека, только начинающего зрелую жизнь. А кто мог знать, что погибнет в осажденном Ленинграде так много сделавший для становления советских шахмат высококультурный обаятельный человек, старый коммунист А. Ильин-Женевский?

Что сложат свои головы на поле брани талантливые молодые мастера В. Силич, Л. Кайев и М. Стольберг? Это были исключительно мирные люди, ненавидевшие войну и фашизм, люди, погибшие в горниле войны, навязанной вероломным агрессором.

Прошло много лет. Из истории советских шахмат выпали партии полуфиналов страны в Ростове. Лишь несколько из них были напечатаны в двух последних номерах «64» – 18 и 25 июня 1941 года. А остальные бесследно исчезли.

Хотелось бы надеяться, что кто-нибудь из наших читателей поможет напасть на их след.

Н. ГОЛОВКО,
полковник медицинской службы,
мастер.


* * *

ПРИЛОЖЕНИЕ

Турнирные таблицы и партии полуфиналов XIII Чемпионата СССР по шахматам.
Ростов-на-Дону, 15-22 июня 1941-го года.




* * *

№1. В. КирилловА. Сокольский

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.O-O К:e4 6.Фe2 Кc5 7.С:c6 dc 8.d4 Кe6 9.de Кd4 10.К:d4 Ф:d4 11.h3 Сe6 12.Кd2 O-O-O 13.Кb3 Фh4 14.Лd1 Л:d1+ 15.Ф:d1 Сe7 16.Сe3 Лd8 17.Фf3 Лd5 18.Сf4 g5 19.Сg3 Фc4 20.c3 Лd3 21.Фh5 Фe4 22.f3 Фe2 23.Лe1 Ф:b2 24.Ф:h7 Лd8 25.Фb1 Ф:c3 26.Лc1 Фd3 27.Фb2 С:b3 28.ab Фd4+ 29.Ф:d4 Л:d4 30.Сe1 Kрd7 31.Kрf2 Лd5 32.Сc3 Лb5 33.Лb1 a5 34.Kрe3 Kрe6 35.Kрd3 a4 36.b4 c5 37.Kрc4 с6 0-1.

№2. Д. БронштейнЕ. Кузьминых

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.O-O d6 6.c3 Сg4 7.d3 Сe7 8.Лe1 O-O 9.Кbd2 Кd7 10.h3 Сh5 11.Фe2 Кc5 12.Сc2 d5 13.Кf1 С:f3 14.Ф:f3 d4 15.Кg3 Сg5 16.Фg4 С:c1 17.Лa:c1 Фf6 18.Кf5 g6 19.Кh4 Кe6 20.g3 h5 21.Фf3 Ф:f3 22.К:f3 Лad8 23.Лcd1 Kрg7 24.Сa4 b5 25.Сb3 Кc5 26.Сd5 Кe7 27.cd ed 28.Сb3 a5 29.Сc2 a4 30.Лc1 Кa6 31.a3 c5 32.Лe2 c4 33.Сb1 Кc5 34.dc d3 35.Лe3 Кb3 36.Лd1 bc 37.Сa2 Кa5 38.Кd2 Лc8 39.Кb1 Лb8 40.Кc3 Л:b2 41.Лb1 Лfb8 0-1.

№3. Э. ГерстенфельдА. Толуш

1.c4 Кf6 2.Кc3 g6 3.g3 Сg7 4.Сg2 O-O 5.d4 d6 6.e3 Кc6 7.Кge2 e5 8.O-O Лe8 9.h3 Кd7 10.f4 ed 11.ed Кb6 12.b3 Фf6 13.Кb5 Фe7 14.Лf2 a6 15.Кa3 Сf5 16.g4 Сe4 17.С:e4 Ф:e4 18.Кc2 Фe7 19.Сe3 Кb4 20.Лf3 Фe4 21.Кe1 c5 22.Кc3 Фe7 23.Фd2 Лad8 24.d5 К4:d5 25.cd С:c3 26.Ф:c3 К:d5 27.Фd2 К:e3 28.Kрf2 Фh4+ 29.Kрg1 Кd5 30.f5 Кb4 31.f6 h6 32.Кg2 Фg5 33.Лf4 Фd5 34.Фc3 Лe2 35.Фg3 Кd3 0-1.


№4. В. РагозинД. Ровнер

1.c4 e5 2.Кc3 Кc6 3.Кf3 d6 4.g3 g6 5.d4 Сg4 6.de de 7.Фa4 Сg7 8.Сg5 Фc8 9.Сg2 h6 10.Сe3 Кge7 11.O-O O-O 12.Лfd1 Кf5 13.Сc5 Лe8 14.h3 С:f3 15.С:f3 Кfd4 16.Сg2 a6 17.Лd2 Фf5 18.Кd5 e4 19.С:d4 С:d4 20.e3 Сe5 21.g4 Фg5 22.С:e4 С:b2 23.Л:b2 Л:e4 24.Фc2 Лae8 25.Л:b7 Л:g4+ 26.hg Q:g4+ 27.Kрf1 Фh3+ 28.Kрe2 Кd4+ 29.Kрd2 К:c2 30.Kр:c2 Фf3 31.Лd1 h5 32.Л:c7 h4 33.Лc6 Kрg7 34.Лf6 Фe2+ 35.Лd2 Ф:c4+ 36.Kрd1 Лb8 37.Лd4 Ф:a2 38.Лc6 Лb1+ 39.Лc1 h3 0-1.


№5. А. СокольскийВ. Петров

1.c4 e5 2.Кc3 Кf6 3.Кf3 Кc6 4.e3 d5 5.cd К:d5 6.Сb5 К:c3 7.bc Сd7 8.e4 Сd6 9.d4 O-O 10.O-O Фe8 11.d5 Кa5 12.С:d7 Ф:d7 13.Кh4 g6 14.Сh6 Лfe8 15.Фf3 Сf8 16.С:f8 Л:f8 17.Фg3 Кc4 18.f4 ef 19.Л:f4 Лae8 20.Кf5 Кd6 21.Лaf1 К:f5 22.ef Ф:d5 23.Фf2 c5 24.fg hg 25.c4 Фe6 26.Ф:c5 b6 27.Фf2 Фe3 28.Лd4 Ф:f2+ 29.Kр:f2 Лe5 30.Лe1 Лfe8 31.Л:e5 Л:e5 32.a3 Kрf8 33.h4 Лa5 34.Лd3 Лa4 35.Лc3 Kрe7 36.g4 Kрe6 37.Kрg3 f5 38.gf+ Kр:f5 39.c5 bc 40.Л:c5+ 1/2-1/2.


№6. А. ХавинА. Чистяков

1.e4 c6 2.c4 d5 3.ed cd 4.cd Кf6 5.Фa4+ Кbd7 6.Кc3 g6 7.g3 Сg7 8.Сg2 O-O 9.Кge2 Кc5 10.Фc4 b6 11.b4 Сa6 12.b5 Сb7 13.d4 Лc8 14.dc Л:c5 15.Фd3 К:d5 16.Сb2 С:c3+ 17.С:c3 Фc7 18.Сd2 Лd8 19.Фb3 Кf6 20.f3 Лcd5 21.Сf4 Фd7 22.O-O Л:b5 23.Фa4 Сc6 24.Лfd1 Кd5 25.Сh6 f6 26.Кd4 Лc5 27.К:c6 Ф:c6 28.Ф:c6 Л:c6 29.f4 e6 1-0. №7. А. ЧистяковВ. Макогонов 1.e4 c6 2.Кc3 d5 3.Кf3 de 4.К:e4 Кd7 5.d4 Кgf6 6.Кg3 Фc7 7.Сd3 e6 8.O-O Сd6 9.Лe1 O-O 10.c4 b6 11.Сd2 Сb7 12.Фe2 c5 13.Сc3 cd 14.С:d4 Лfd8 15.Сc3 С:f3 16.gf Лac8 17.b3 Сf4 18.Фc2 Фc5 19.Kрh1 Фg5 20.Лg1 Фh4 21.Лad1 g6 22.Лd4 Кh5 23.Лgd1 e5 24.Л:f4 К:f4 25.Фe4 f6 26.Лg1 Кc5 27.Фe3 Кcd3 28.Кe4 Лc6 29.b4 f5 30.Кg3 g5 0-1.


№7. А. ЧистяковВ. Макогонов

1.e4 c6 2.Кc3 d5 3.Кf3 de 4.К:e4 Кd7 5.d4 Кgf6 6.Кg3 Фc7 7.Сd3 e6 8.O-O Сd6 9.Лe1 O-O 10.c4 b6 11.Сd2 Сb7 12.Фe2 c5 13.Сc3 cd 14.С:d4 Лfd8 15.Сc3 С:f3 16.gf Лac8 17.b3 Сf4 18.Фc2 Фc5 19.Kрh1 Фg5 20.Лg1 Фh4 21.Лad1 g6 22.Лd4 Кh5 23.Лgd1 e5 24.Л:f4 К:f4 25.Фe4 f6 26.Лg1 Кc5 27.Фe3 Кcd3 28.Кe4 Лc6 29.b4 f5 30.Кg3 g5 0-1.


№8. А. ЧистяковВ. Петров

1.e4 c5 2.Кf3 Кc6 3.d4 cd 4.К:d4 Кf6 5.Кc3 d6 6.Сg5 e6 7.Фd2 a6 8.Сe2 Сe7 9.O-O O-O 10.Кb3 b5 11.a3 Сd7 12.Лad1 Фb6 13.С:f6 С:f6 14.Ф:d6 Лfc8 15.Фc5 Ф:c5 16.К:c5 Сe8 17.Кb3 Кe5 18.Лd6 Кc4 19.С:c4 bc 20.Кd2 Лab8 21.Лb1 Сe5 22.Л:a6 С:c3 23.bc Л:b1+ 24.К:b1 Лd8 25.Kрf1 Лd1+ 26.Kрe2 Л:b1 27.Лa8 Kрf8 28.Лc8 e5 29.a4 Kрe7 30.Л:c4 Лa1 0-1.


№9. И. КанБ. Гольденов

1.e4 c5 2.Кf3 e6 3.d4 cd 4.К:d4 Кf6 5.Кc3 d6 6.Сe2 a6 7.O-O Фc7 8.f4 Кc6 9.Сe3 Сe7 10.Фe1 O-O 11.Лd1 Сd7 12.Фg3 Лfd8 13.a3 Сe8 14.Kрh1 Лac8 15.Фf2 Фb8 16.Кb3 b5 17.Сf3 Кd7 18.Кe2 Сf6 19.c3 Сe7 20.Кg3 a5 21.Кh5 b4 22.ab ab 23.c4 g6 24.Кg3 Фc7 25.Лa1 Лa8 26.Лfc1 Кc5 27.Л:a8 Л:a8 28.К:c5 dc 29.e5 Лa2 30.Кe4 Кa5 31.h3 Кb3 32.Лd1 Сc6 33.Кf6+ С:f6 34.ef С:f3 35.Ф:f3 Лa6 36.Фb7 1-0.


№10. Д. ГречкинВ. Алаторцев

1.e4 e6 2.d4 d5 3.e5 c5 4.Фg4 Кc6 5.Кf3 К:d4 6.К:d4 cd 7.Сd3 Кe7 8.O-O Кc6 9.Лe1 Фc7 10.Сf4 g6 11.Кd2 Сg7 12.Кf3 Сd7 13.a3 O-O-O 14.b4 Kрb8 15.b5 Кa5 16.Сg5 Лc8 17.Ф:d4 Кc4 18.a4 h6 19.Сf6 С:f6 20.ef Лhd8 21.С:c4 Ф:c4 22.Ф:c4 dc 23.Кe5 Сe8 24.Лed1 c3 25.Лd3 Л:d3 26.К:d3 Kрc7 27.f4 Kрb6 28.Kрf2 Лc4 29.Kрe3 g5 30.g3 gf+ 31.gf a6 32.Кe5 Лb4 33.ba ba 34.Лa3 С:a4 35.Л:c3 Лb5 36.Лc8 Лc5 37.Л:c5 Kр:c5 38.К:f7 С:c2 39.К:h6 Kрd6 40.Кf7+ Kрd7 41.Kрd2 Сf5 42.Kрc3 Kрe8 43.Кg5 Сg4 44.Kрb4 Kрd7 45.h4 Сe2 46.Kрa5 Сd3 47.h5 Сe2 48.h6 Сd3 49.h7 С:h7 50.К:h7 Kрe8 51.Кg5 1-0.


№11. Д. БронштейнВ. Микенас

1.e4 e5 2.Кf3 f5 3.К:e5 Фf6 4.d4 d6 5.Кc4 fe 6.Сe2 Кc6 7.d5 Кe5 8.O-O К:c4 9.С:c4 Фg6 10.Сb5+ Kрd8 11.Сf4 h5 12.f3 Сf5 13.Кc3 ef 14.Ф:f3 С:c2 15.Сg5+ Кf6 16.Лae1 c6 17.С:f6+ Ф:f6 18.Фe2 Фd4+ 19.Kрh1 Сg6 20.Л:f8+ Kрc7 21.С:c6 bc 22.Кb5+ cb 23.Ф:b5 Лe8 24.Лe7+ 1-0.


№12. В. ПановВ. Рагозин

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.d3 d6 6.c3 Сe7 7.O-O Сg4 8.Кbd2 Кd7 9.Лe1 Кc5 10.Сc2 d5 11.h3 Сh5 12.Фe2 d4 13.Кf1 O-O 14.g4 Сg6 15.Кg3 b5 16.Кf5 С:f5 17.ef Лe8 18.cd ed 19.Сd2 b4 20.Фf1 Фd5 21.Фg2 a5 22.Кe5 Ф:g2+ 23.Kр:g2 К:e5 24.Л:e5 f6 25.Лd5 Лad8 26.Л:d8 С:d8 27.Лe1 Л:e1 28.С:e1 Kрf8 29.f4 Кd7 30.Kрf3 Кb6 31.Kрe4 c5 32.Сb3 Kрe7 33.Сd2 Kрd6 34.g5 Кc8 35.Сg8 h6 36.Сe6 Кb6 37.h4 Kрe7 38.Kрf3 Сc7 39.Kрg4 hg 40.fg Сe5 41.g6 Кd7 42.h5 Сd6 43.С:d7 1-0.


№13. В. ПановА. Ильин-Женевский

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.O-O Сe7 6.Лe1 b5 7.Сb3 d6 8.c3 Кa5 9.Сc2 c5 10.d4 Фc7 11.Кbd2 O-O 12.Кf1 cd 13.cd Сg4 14.d5 С:f3 15.gf Лac8 16.Сd3 Кh5 17.Кg3 Кf4 18.Сf1 Сf6 19.b3 g6 20.Сd2 Кb7 21.b4 Фd7 22.a4 Лa8 23.Лa3 Сg7 24.Фa1 ba 25.Л:a4 a5 26.ba Кc5 27.Лa3 h5 28.Фd1 h4 29.С:f4 ef 30.Кe2 Сb2 31.Лa2 Сe5 32.Кd4 f5 33.ef gf 34.Кc6 Сf6 35.Сh3 Kрh8 36.Kрh1 Лg8 37.Лg1 Л:g1+ 38.Kр:g1 Сc3 39.Kрh1 Сf6 40.Фb1 Лe8 41.a6 Лa8 42.a7 Фb7 43.Ф:f5 Kрg7 44.Kрg2 Фb3 45.Лe2 Кd3 46.Кd4 Фc3 47.Кe6+ Kрh6 48.Сg4 h3+ 49.Kр:h3 1-0.


№14. В. ПановД. Ровнер

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Сb5 a6 4.Сa4 Кf6 5.O-O Сe7 6.Лe1 b5 7.Сb3 d6 8.c3 O-O 9.h3 Кa5 10.Сc2 c5 11.d4 Фc7 12.de de 13.Кbd2 Лd8 14.Фe2 h6 15.Кf1 Кh5 16.К3h2 Кf4 17.С:f4 ef 18.e5 Сb7 19.Фg4 Кc4 20.e6 Сf6 21.Фf5 fe 22.Фh7+ Kрf8 23.Л:e6 Фf7 24.Лae1 Сd5 25.Фh8+ Фg8 26.Л:f6+ gf 27.Ф:f6+ Сf7 28.Ф:h6+ Фg7 29.Ф:f4 Лe8 30.Л:e8+ Л:e8 31.Кg4 Кe5 32.Кfe3 Лe6 33.Сe4 К:g4 34.К:g4 Kрg8 35.Kрh2 Kрh8 36.Сd5 Лe7 37.Кf6 Фg6 38.Сe4 Л:e4 39.К:e4 С:a2 40.К:c5 1-0.


№15. В. МакогоновГ. Равинский

1.d4 d5 2.c4 dc 3.Кf3 a6 4.e3 Сg4 5.С:c4 e6 6.Фb3 С:f3 7.gf b5 8.Сd3 c5 9.dc Кd7 10.Сe2 К:c5 11.Фd1 Ф:d1+ 12.Kр:d1 Кf6 13.Кc3 b4 14.Кe4 Кf:e4 15.fe К:e4 16.Сf3 f5 17.С:e4 fe 18.Лg1 Kрf7 19.Лg4 Сe7 20.Сd2 Лhd8 21.Лc1 Лd3 22.Kрe2 Лad8 23.Сe1 a5 24.Лc7 Л8d7 25.Л:e4 Л:c7 26.Kр:d3 Сf6 27.b3 Лc5 28.f3 h5 29.Сg3 Сc3 30.Kрe2 Лd5 31.Сe1 С:e1 32.Kр:e1 Лg5 33.Лd4 1/2-1/2.


№16. Э. ГерстенфельдА. Чистяков

1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.Кc3 d5 4.Сg5 Кbd7 5.e3 c6 6.Кf3 Фa5 7.Кd2 Сb4 8.Фc2 dc 9.С:f6 К:f6 10.К:c4 Фc7 11.a3 Сe7 12.Сd3 O-O 13.O-O Сd7 14.Кe4 К:e4 15.С:e4 g6 16.h4 Лfd8 17.h5 Сe8 18.hg hg 19.f4 Сf8 20.Кe5 Лac8 21.Лac1 Сg7 22.Фf2 Фe7 23.Кd3 Лd7 24.Кc5 Лd6 25.Лfd1 Лcd8 26.g3 f6 27.Сd3 Сf7 28.Кe4 Л6d7 29.Кc5 Лd6 30.Кe4 Л6d7 31.Кc5 Лd6 32.Фc2 f5 33.Сc4 g5 34.Кd3 Сf6 35.Kрf2 Kрg7 36.Лg1 g4 37.Лh1 Лg8 38.Лh2 Лdd8 39.Лch1 Лh8 40.Л:h8 Л:h8 41.Л:h8 Kр:h8 42.Kрe1 b6 43.b4 c5 44.bc Фb7 45.Фh2+ Kрg7 46.cb ab 47.Kрd2 b5 48.Сb3 Фf3 49.Кe1 Фc6 50.Кd3 Сd8 51.Kрd1 Фf3+ 52.Фe2 Ф:g3 53.Кc5 Фg1+ 54.Kрc2 g3 55.К:e6+ Kрh6 56.К:d8 С:b3+ 57.Kр:b3 g2 58.Kрb4 Фb1+ 59.Kрc5 g1Ф 60.Кf7+ Kрg7 61.Кe5 Фbc1+ 62.Kрd5 Фh1+ 63.Kрd6 Фb7 64.Фh5 Фcc7+ 65.Kрe6 Фbc8+ 66.Kрd5 Фg8+ 0-1.


№17. А. ЧистяковИ. Кан

1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.Кc3 d5 4.Сg5 Сe7 5.e3 O-O 6.Кf3 Кbd7 7.Лc1 c6 8.Фc2 Лe8 9.a3 h6 10.Сf4 a6 11.h3 b5 12.cd cd 13.Сd3 Сb7 14.O-O Лc8 15.Фb1 Кb6 16.Лfd1 Кc4 17.a4 b4 18.Кe2 Фb6 19.b3 Кa5 20.Кe5 Сd6 21.f3 Кc6 22.К:f7 С:f4 23.К:f4 K:f7 24.Сg6+ Kрg8 25.С:e8 Л:e8 26.Фg6 Кe7 27.Фd3 Фd6 28.Лc2 e5 29.de Ф:e5 30.Лdc1 Кf5 31.Лc7 Кd6 32.Л:g7+ Kр:g7 33.Фg6+ Kрh8 34.Ф:h6+ Kрg8 35.Фg6+ Kрf8 36.Фh6+ 1/2-1/2.


№18. В. ПетровБ. Гольденов

1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.g3 d5 4.Сg2 Кbd7 5.Кf3 Сe7 6.O-O dc 7.Кbd2 Кb6 8.Фc2 c5 9.dc С:c5 10.К:c4 O-O 11.Кfe5 К:c4 12.К:c4 Кd5 13.a3 Кb6 14.Сf4 К:c4 15.Ф:c4 Сb6 16.Лac1 Фf6 17.Сd6 Лd8 18.Сc7 С:c7 19.Ф:c7 Лd7 20.Фa5 Фe7 21.Лfd1 h6 22.Фa4 Kрh7 23.Л:d7 Ф:d7 24.Ф:d7 С:d7 25.С:b7 Лb8 26.Лc7 Сe8 27.b4 Kрg6 28.Сa6 Лa8 29.f4 Kрf6 30.Сd3 a6 31.Kрf2 e5 32.fe+ Kр:e5 33.Лc5+ Kрd4 34.Лa5 Kрc3 35.b5 1-0.


№19. С. БелавенецД. Бронштейн

1.d4 Кf6 2.c4 d6 3.Кc3 e5 4.Кf3 Кbd7 5.g3 g6 6.Сg2 Сg7 7.O-O O-O 8.b3 Лe8 9.e3 c6 10.Фc2 Фa5 11.a4 Кf8 12.Сa3 Сf5 13.Фa2 Лad8 14.Лfd1 e4 15.Кd2 Кe6 16.b4 Фc7 17.Лdb1 Фd7 18.c5 Кg5 19.cd Сh3 20.Сh1 Фf5 21.Кe2 Кd5 22.b5 Сg4 23.Kрf1 К:e3+ 24.Kрe1 Кf3+ 0-1.


№20. В. МикенасФ. Дуз-Хотимирский

1.d4 Кf6 2.c4 d6 3.Кc3 Кbd7 4.Кf3 g6 5.g3 Сg7 6.Сg2 O-O 7.O-O Лe8 8.e4 e5 9.Сe3 ed 10.К:d4 Кc5 11.f3 a5 12.b3 c6 13.Фd2 d5 14.cd cd 15.Кdb5 Кa6 16.ed Кb4 17.Лad1 Сf5 18.d6 Сc2 19.Кc7 С:d1 20.Л:d1 Л:e3 21.Ф:e3 Лb8 22.Сh3 Кe8 23.К:e8 Ф:e8 24.Ф:e8+ Л:e8 25.d7 Лd8 26.Кe4 Кa6 27.Сf1 Кb8 28.Сb5 Сf8 29.Лc1 Kрg7 30.Лc8 Сe7 31.Кd6 Л:d7 32.Кe8+ Kрh6 33.С:d7 1-0.


№21. Е. КузьминыхН. Головко

1.d4 Кf6 2.c4 c5 3.d5 d6 4.Кc3 g6 5.e4 Сg7 6.Кf3 O-O 7.Сe2 e5 8.Кd2 Кe8 9.g4 Сh6 10.h4 Сf4 11.Кf1 Фf6 12.Сe3 h6 13.Фd2 Кg7 14.Кg3 a6 15.O-O-O С:e3 16.fe b5 17.Лdg1 b4 18.Кb1 Фd8 19.g5 h5 20.Фd1 Фa5 21.a3 ba 22.К:a3 f5 23.gf Л:f6 24.С:h5 Лa7 25.Сe2 Лb7 26.Лh2 Фb4 27.Сd3 Фb3 28.Ф:b3 Л:b3 29.Kрc2 Лb7 30.h5 gh 31.К:h5 Лh6 32.Лgg2 Kрf8 33.Кg3 Л:h2 34.Л:h2 Kрg8 35.Сe2 Лf7 36.Кb1 Кd7 37.Сg4 Кb6 38.С:c8 К:c8 39.Кd2 Кb6 40.Лh6 Кc8 41.Kрd3 Лf2 42.Кf5 К:f5 43.ef Kрg7 44.Лe6 Л:f5 45.Кe4 Кb6 1-0.


№22. А. КобленцН. Копаев

1.d4 Кf6 2.c4 g6 3.Кc3 Сg7 4.e4 O-O 5.g3 d6 6.Сg2 e5 7.Кge2 Кc6 8.d5 Кd4 9.O-O К:e2+ 10.Ф:e2 Кe8 11.Сe3 f5 12.Фd2 Кf6 13.f3 Кh5 14.ef gf 15.Кe2 f4 16.Сf2 b6 17.Кc3 Фg5 18.Лfe1 Фg6 19.g4 Кf6 20.Фe2 h5 21.h3 hg 22.hg К:g4 23.fg С:g4 24.Фf1 f3 25.Сg3 fg 26.Ф:g2 Сf3 27.Фh3 Лf5 28.Кe4 Лaf8 29.Кd2 Сh6 30.К:f3 Л:f3 31.Kрh2 Л:g3 32.Ф:g3 Сf4 33.Лg1 С:g3+ 34.Л:g3 Лf2+ 35.Kрh3 Ф:g3+ 36.Kр:g3 Л:b2 37.Лc1 Л:a2 38.Kрg4 Лf2 39.Kрg5 Kрg7 40.c5 bc 41.Лa1 Лf7 42.Л:a7 e4 43.Лa3 Лe7 44.Лe3 Лe5+ 45.Kрf4 Л:d5 46.Лg3+ Kрf6 47.Лh3 Лe5 48.Kрe3 d5 49.Лh6+ Kрe7 50.Лc6 Kрd7 0-1.


№23. С. БелавенецФ. Дуз-Хотимирский

1.e4 e5 2.f4 ef 3.Кf3 g5 4.Сc4 Сg7 5.h4 h6 6.d4 d6 7.c3 Фe7 8.Кbd2 Кc6 9.b4 g4 10.Кg1 Кf6 11.Кe2 f3 12.gf gf 13.К:f3 Сg4 14.Кh2 Ф:e4 15.Лg1 Сh5 16.Сf4 Сg6 17.Лg3 O-O-O 18.Сd3 Фe7 19.С:g6 fg 20.Фd3 Лhe8 21.Лe3 Фf7 22.Kрd2 Кd5 23.Л:e8 Л:e8 24.Лf1 С:d4 25.Kрc2 Кe3+ 26.С:e3 Ф:a2+ 27.Kрd1 Л:e3 28.Фd2 Фb1+ 29.Кc1 Л:c3 0-1.


№24. И. ТюрнГ. Шнейдеман

1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.Кc3 d5 4.Сg5 Сe7 5.e3 Кbd7 6.Кf3 O-O 7.Фc2 c6 8.cd ed 9.Сd3 Лe8 10.O-O Кf8 11.Сf4 Кh5 12.Сe5 f6 13.Сg3 Сg4 14.Кh4 g6 15.К:g6 hg 16.С:g6 К:g3 17.fg Фd7 18.h3 Сe6 19.С:e8 Л:e8 20.g4 Сf7 21.Кe2 Сd8 22.Фd2 Кh7 23.Кg3 Кg5 24.Кf5 Сg6 25.h4 Кe4 26.Фe1 Сc7 27.Лf3 Kрh8 28.Фb4 a5 29.Фa3 Кd2 30.Лf2 Кc4 31.Фa4 С:f5 32.Л:f5 Фd6 33.Лf4 Л:e3 34.Лaf1 Кd2 35.Л1f2 Лe1+ 36.Kрh2 Кf1+ 37.Л:f1 Л:f1 0-1.


Чемпионат РСФСР по шахматам среди женщин (1950 год)

На протяжении большей части прошлого века наш город являлся одним из крупнейших шахматных центров России. Тем не менее, лишь однажды Ростову довелось принять женский шахматный Чемпионат РСФСР. Этот турнир проходил в конце весны – начале лета 1950-го года – с 25 мая по 18 июня.

Место для проведения турнира было выбрано символическое – Дом физической культуры – на углу улицы Большой Садовой (в то время – улица Энгельса) и Крепостного переулка. Физкультурникам это здание было передано незадолго до описываемых событий – в 1948-м году. А «символизм» выбора состоял в том, что в этом старинном особняке (в котором до революции располагался Коммерческий клуб) – уже проводилось выдающееся (даже по современным меркам) шахматное соревнование.

В 1896-м году здесь игрались партии матча между первым Чемпионом Мира – Вильгельмом Стейницем и одним из сильнейших шахматистов России – Эммануилом Шифферсом.

Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 127. Областной дом физкультуры. Ноябрь 2017 года

В Ростове турнир вызвал большой интерес.

В первую очередь многочисленные зрители следили за партиями донских шахматисток. И – не только Юзефы Гурфинкель и Лидии Мирошниченко. К «своим» относились также и Вера Тихомирова (Чемпионка РСФСР 1949 года), и представительница Ижевска Николюкина. Их всех хорошо знали в Ростове еще по довоенным выступлениям за родной город.

«Дебютный» отрезок турнирной дистанции (первые пять туров) лучше всех удался Лидии Мирошниченко – пять из пяти! Однако ее болельщики воздерживались от прогнозов – сможет ли Лида стать новой Чемпионкой России. И определенные основания для опасений у них были.

Пожалуй, самая обаятельная из всех участниц, она могла, «под настроение» – у кого угодно выиграть, но также могла – уже под другое настроение – кому угодно и проиграть…

Журнал «Шахматы в СССР», 1948, №3. Пояснительная подпись:
«На обложке: Участницы Всесоюзного женского первенства.
Играют: чемпионка СССР Елизавета Быкова и Ольга Семенова.
Наблюдает за игрой Лидия Мирошниченко».

* * *

Между тем, у признанных фавориток турнира – Гурфинкель и Тихомировой – дела поначалу не клеились. Будущая легендарная «мама Вера» российских шахмат первые две партии проиграла (Марченко и Гориной), затем – выправила положение, выйдя на 50%, однако вновь притормозила, сделав подряд две ничьи.

Решив, вероятно, что свою норму по потерянным очкам она уже выполнила, Тихомирова на оставшихся 3/5 дистанции выдала беспримерную серию из девяти побед подряд!

Похожим образом складывались дела и у Юзефы Гурфинкель – невнятное начало переросло в блестящий финишный рывок.

В конце турнира, на местах, отведенных для зрителей, яблоку негде было упасть. Казалось, весь «Ростов-папа» явился посмотреть на соперничество своих красавиц, которые, еще в конце 30-х годов постоянно соревновались друг с другом в городских и областных чемпионатах.

В заключительном, 15-м туре все внимание было приковано к поединкам Куликова-Гурфинкель и Мирошниченко-Тихомирова.

Мирошниченко азартно атаковала свою соперницу, пожертвовала две пешки, затем – качество. Тихомирова отбила атаку и без труда реализовала материальный перевес.

Вторая из упомянутых партий протекала в более спокойном ключе. Черные постепенно усиливали свою позицию, выиграли качество и, перейдя в эндшпиль, добились заслуженной победы. Таким образом, подводила итог ростовская областная газета «Молот», –

«первое и второе места разделили преподаватель Ростовского государственного университета имени В.М. Молотова Ю. Гурфинкель и инженер одного из заводов Московской области В. Тихомирова, набравшие по 12 очков из 15 возможных. Обе шахматистки заслуженно добились большого успеха. Тихомирова, неудачно начав турнир, в последующих турах дала целый ряд сильно проведенных партий. Успеху Гурфинкель во многом способствовал ее тренер, кандидат в мастера СССР по шахматам Юрий Кнышенко, хорошо подготовивший молодую шахматистку к ответственным соревнованиям» («Молот» от 18 июня 1950-го года)


* * *

Ну а где же оказалась в итоге Лидия Мирошниченко?

Увы, сбылись худшие опасения ее многочисленных болельщиков. После пяти побед на старте, в последующих десяти турах, она выиграла только одну партию, а проиграла – шесть. Утешением для Лиды могло послужить то, что она оказалась в хорошей компании: 8-е - 9-е места с ней разделила талантливая шахматистка Муся (Мария) Вахтель, из подмосковного города Орехово-Зуево. В ростовском турнире ей прочили одно из самых высоких мест – незадолго до него, выступая за сборную Московской области в командных соревнованиях на Кубок РСФСР (Чебоксары, 1950), Вахтель показала блестящий результат – 12 очков из 13 возможных. Во многом, это достижение и обеспечило общий успех москвичей, опередивших команду Свердловска, занявшую 2-е место, всего на одно очко.

Итоги VI женского Чемпионата РСФСР по шахматам видны из этой таблицы:


* * *

По-видимому, в Регламенте соревнования не был заранее предусмотрен порядок присуждения чемпионского звания в случае дележа первого места. На закрытии турнира и Гурфинкель и Тихомирова получили дипломы первой степени, Филановская была награждена дипломом третьей степени. Этим, вероятно, подразумевалось, что Чемпионками России стали обе участницы, разделившие первое-второе места.

И вдруг, на следующий день появляется специальное Постановление Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Министров РСФСР. В нем говорилось о проведении дополнительного матча из 4-х партий между Гурфинкель и Тихомировой, который должен выявить Чемпионку Российской Федерации.

В конце Постановления говорилось:

«Победительнице матча будет присвоено звание чемпиона РСФСР по шахматам среди женщин на 1950 год и вручена алая лента чемпиона».


Ох, уж эти дележи первого-второго места! Ростовским шахматистам на них явно не везло.

В 1940-м году, на XII Чемпионате СССР, эти заветные места разделили мастера И.З. Бондаревский (Ростов н/Д) и А.А. Лилиенталь (Москва). Но матч между ними, предусмотренный Регламентом, был отменен. В порядке компенсации победителям были присвоены звания «Гроссмейстер СССР». Они также были «награждены» дополнительным соревнованием с участием уже шести гроссмейстеров на звание «Абсолютный чемпион СССР» (диковинный титул, ранее не предусмотренный никакими положениями и регламентами).

Иными словами, матч был предусмотрен, но не состоялся. У наших женщин получилась обратная картина – матч не был предусмотрен, но… состоялся!

Более подробно об этом матче говорится в статье, посвященной Юзефе Александровне Гурфинкель.

В 4-й, решающей партии, при равном счете, инициативу захватила Тихомирова. Перейдя в контратаку, Гурфинкель могла решить исход борьбы в свою пользу, но не сумела этой возможностью воспользоваться. Чемпионкой РСФСР-1950 стала уроженка Дона Вера Тихомирова. Всего же она выигрывала это звание четыре раза (1949, 1950, 1952, 1953) – великолепное достижение!

* * *

Внимательно вглядываясь в уникальную фотографию, запечатлевшую участниц и организаторов ростовского женского Чемпионата РСФСР по шахматам, я, поначалу, из 23-х изображенных на снимке людей, смог «вычислить» лишь семерых: Николюкину, Мирошниченко, Филановскую, Гурфинкель, Тихомирову, мастера М.П.Камышова (гл. судью, Москва) и его заместителя – А.А. Богатина – директора ростовского шахматного клуба. «Опознать» З. Иютину мне помог мастер из Ижевска Руслан Поняев, которому автор выражает искреннюю благодарность.

Он же сообщил, что неоднократная Чемпионка Удмуртии Зинаида Григорьевна Иютина скончалась в 2014-м году в возрасте 93-х лет. Казалось, исчезла последняя надежда на то, что в наши дни, по прошествии 67-ми лет(!) здравствует кто-то из участниц турнира, о котором мы ведем речь.

Но вдруг – обнаружилось (помог всепроникающий интернет) – что в городе Воронеже, в 2015-м году, в возрасте 90 лет (!) в турнире ветеранов играла шахматистка с редкой фамилией – Хостник.

Такая же фамилия была у одной из участниц нашего турнира…

Через некоторое время все сомнения отпали – да, это та самая Елена Владимировна Хостник!

Елена Владимировна Хостник. Фотография 2015 г.

С помощью справочных служб (опять интернет) и воронежских шахматистов узнаю телефон Е.В. Хостник. Набираю номер.

Трубку снимает… Елена Владимировна!

Да, она помнит ростовский Чемпионат.

Помнит, как хорошо относились к ней зрители – подбадривали, желали успеха.

– Наверное, это происходило из-за того, что они видели, как быстро я делала ходы. Партии получались боевые, веселые. Я сама выбрала такую тактику – у некоторых девочек были помощники – у кого муж, у кого тренер… Они хотели довести игру до откладывания партии, чтобы потом проанализировать… А у меня помощников не было…

Я прошу Елену Владимировну рассказать о своей шахматной биографии.

– Научили меня играть старшие братья. Но очень скоро я их стала обыгрывать. А в 1939-м году, когда мне было 14 лет, я стала Чемпионкой Воронежской области среди взрослых. За это меня наградили путевкой в Крым…

Из дальнейшего разговора выясняется, что суровые ветры войны и эвакуации занесли Лену на Урал. Там она училась, работала, старалась не забывать и о шахматах. Играла за команды ДСО «Металлург».

А в середине 50-х Елена Хостник вернулась в родной Воронеж. Была неоднократной Чемпионкой Воронежа (1954, 1956-58), причем в 1956-м сделала «дубль» – выиграла еще и Чемпионат области! Во второй раз, спустя 17 лет!

Впоследствии Елена Владимировна стала шахматным арбитром, судила множество соревнований.

…По электронной почте оправляю ей фотографию. Е.В. узнает себя, вносит дополнения к моему списку.

– Большое Вам спасибо, дорогая Елена Владимировна! Дай Б-г здоровья – Вам и Вашим близким!

– Спасибо. Да, совсем забыла – в том году, в 50-м, в декабре, я снова приехала в Ростов. Играла в полуфинале Союза. Долго шла на 2-м месте, но в конце не получилось. Отскочила на 8-е – 9-е и не попала в финал. А об этом турнире Вы будете писать?

– Конечно, буду!

И это будет совсем другая история…

Участницы и организаторы VI Чемпионата РСФСР по шахматам среди женщин. Ростов н/Д, 1950 г.
В 1-м ряду, слева направо:
Хостник, Горина, Марченко, NN, Николюкина, Мирошниченко, NN, NN.
На 2-м плане, слева направо, подряд:
NN, Филановская, Ивашина, Гурфинкель, Барышева, Дайбо, Тихомирова, Камышов, Иютина, NN, Вахтель, Богатин, NN, NN, NN.

Международный турнир памяти М.И. Чигорина (1961 год)

Участники международного шахматного турнира памяти М.И. Чигорина.
Ростов н/Д, 1961 г.

Слева направо, в 1-м ряду: Р. Бобеков (Болгария), Х. Либерт (ГДР), М. Тайманов (СССР), В. Виноградов (гл. судья, Председатель президиума шахматной федерации СССР), В. Эстрада (Уругвай), М. Уйтелки (Чехословакия).

Во 2-м ряду: Р. Нежметдинов (СССР), Г. Ходос (СССР), И. Бондаревский (СССР), Р. Дрозд (Польша), В. Тарасов (СССР). (На снимке нет Л. Полугаевского и Д. Чирича).

«Что вы раньше слышали о городе Земмеринге? Ничего!
А теперь этот городишко богат и знаменит только потому,
что там был организован международный турнир.
Поэтому я говорю: в Васюках надо устроить международный шахматный турнир!»

«Не нравится мне город Ростов. По количеству народонаселения и по своему географическому положению он значительно уступает Харькову».

И. Ильф, Е. Петров. «Двенадцать стульев».


Попытка отыскать некий «центр тяжести» в этих фрагментах из нашей, наверное, самой шахматной литературной классики – приводит к предположению о том, что город Харьков имел больше шансов принять у себя международный шахматный турнир, чем город Ростов. И, тем не менее, случилось обратное. А почему? А потому, что в городе Ростове родилась Вера Николаевна Тихомирова (1918-2008) – известная шахматистка и ответственный секретарь (фактически – руководитель) шахматной федерации РСФСР.

Ее кипучая, неуемная деятельность по организации и популяризации шахмат, по созданию условий для совершенствования и творческого роста шахматистов России, – подразумевала и воплощение в жизнь давней мечты «мамы Веры» – организацию международного турнира, с привлечением в качестве участников лучших советских, российских шахматистов. Его название сомнений не вызывало: турнир должен быть посвящен памяти М.И. Чигорина – выдающегося шахматиста XIX – начала XX века, основоположника русской шахматной школы.

К началу 60-х годов опыт первых союзных чигоринских турниров, носивших эпизодический характер (Москва-1947) и (Ленинград-1951), - стал потихоньку забываться.

И вот, спустя много лет, «возрождение» под эгидой шахматной федерации РСФСР – состоялось!

И произошло это в родном городе Веры Николаевны – в Ростове-на-Дону.

Забегая вперед, отметим, что после ростовского чигоринского мемориала-1961, этот турнир на долгие годы, вплоть до конца 80-х, стал традиционным, практически – ежегодным, «прописавшись» в городе Сочи (за исключением 1972-го года, когда он был проведен в Кисловодске). В разное время в этих соревнованиях принимали участие такие выдающиеся шахматисты, как М. Таль, В. Смыслов, Б. Спасский, Е. Геллер, Л. Штейн, В. Корчной, Л. Полугаевский, М. Тайманов, Р. Холмов, И. Бондаревский, Р. Нежметдинов, С. Жуховицкий, А. Захаров

Из иностранных участников – С. Глигорич и Б. Ивков (Югославия), В. Унцикер (ФРГ), Ф. Георгиу (Румыния), М. Бобоцов (Болгария), Я. Смейкал (Чехословакия)…

Группа участников, судей и организаторов международного шахматного турнира памяти М.И. Чигорина, Сочи-1963

Слева направо:
М. Бобоцов (Болгария), NN, А.А. Богатин (зам. гл. судьи, Ростов н/Д), И.З. Бондаревский (гл. судья, Ленинград), Э. Хааг (Венгрия), NN, В.Н. Тихомирова (Москва), NN, И. Билек (Венгрия), NN.

* * *

Итак, международный шахматный турнир памяти М.И.Чигорина проходил в Ростове-на-Дону с 30 мая по 12 июня 1961-го года в малом зале Дома офицеров СКВО (Северо-Кавказского Военного Округа).

На открытии турнира его участников тепло приветствовал Г.Е. Коновалов – мэр города, или в терминах того времени – председатель исполкома Ростовского городского совета депутатов трудящихся. Он подчеркнул, что это первый международный шахматный турнир в истории Ростова-на-Дону.

При проведении жеребьевки юные шахматисты – мальчики и девочки – преподнесли участникам букеты цветов. В каждом букете был спрятан конверт с порядковым номером. Жеребьевка дала следующие результаты:

  1. Драголюб Чирич (Югославия)
  2. Лев Полугаевский (СССР)
  3. Рышард Дрозд (Польша)
  4. Игорь Бондаревский (СССР)
  5. Вальтер Эстрада (Уругвай)
  6. Радко Бобеков (Болгария)
  7. Максимилиан Уйтелки (Чехословакия)
  8. Рашид Нежметдинов (СССР)
  9. Хайнц Либерт (ГДР)
  10. Герман Ходос (СССР)
  11. Виталий Тарасов (СССР)
  12. Марк Тайманов (СССР)

Определились и пары 1-го тура: Чирич-Тайманов, Полугаевский-Тарасов, Дрозд-Ходос, Бондаревский-Либерт, Эстрада-Нежметдинов и Бобеков-Уйтелки.

Турнир – начался…

Ростовский Окружной Дом офицеров (пр. Буденновский, 34) – снаружи (в наши дни) и…

…внутри (56 лет назад).

* * *

В первом туре, к радости ростовчан, их земляк Гера – Герман Ходос – одержал (черными) великолепную победу!

Поединок Р. Дрозд – Г. Ходос (слева) из первого тура.
Газета «Молот» (Ростов н/Д) от 1 июня 1961 г.

Р. Дрозд (Польша)Г. Ходос (СССР)

Международный турнир памяти М.И. Чигорина, Ростов н/Д, 1961 г.

Защита Бенони

1.d4 Kf6 2.c4 c5 3.d5 e6 4.Kc3 ed 5.cd g6 6.g3

В партии Гургенидзе-Таль из 24-го Чемпионата СССР (1957) белые развивались далее по схеме Kf3-e4-Ce2, что не уберегло их от сокрушительной фланговой атаки будущего Чемпиона СССР. Возможно, памятуя об этом, польский мастер избирает иную схему развития своего королевского фланга.

6…d6 7.Cg2 Cg7 8.Kf3 0-0 9.0-0 a6 10.a4 Kbd7 11.Kd2 Лb8 12.Kc4 Ke8 13.h3 b6 14.Ce3 Ke5 15.K:e5 C:e5 16.Ch6 Kg7 17.Фd2 Лe8 18.Лfe1 b5 19.ab ab 20.f4!?

Рискованное продвижение, раскрывающее позицию короля и выключающее из игры слона на h6. Белые, вероятно, имели в виду проведение одной тактической операции, которая, однако, оказалась ошибочной.

20…Сd4+ 21.e3 Л:е3!


Создавшееся положение соперники оценивали по-разному…

22.Л:е3 Kf5

Здесь белые, скорее всего, намечали 23.Cg5, и если 23…Ф:g5, то 24.Ф:d4 с выигрышем. Однако, увидев простое 23…f6!, польский мастер был вынужден изменить свой первоначальный замысел.

23.Лае1 Cd7 24.g4 K:h6 25.Крh1 C:e3 26.Л:е3 Фh4

Партия вступает в стадию реализации черными своего материального и позиционного преимущества.

27.Крg1

Упорнее было 27.Фе1.

27…Ла8 28.Ле1 b4 29.Ke4 f5 30.K:d6 fg 31.hg K:g4 32.Kc4 Cb5 33.b3 Ла2!

Эффектная жертва на тему отвлечения, отклонить которую белые не могут.

34.Ф:a2 Ф:e1+ 35.Cf1 C:c4 36.bc Ke3 37.Фf2 Ф:f1+

После размена фигур движение пешки «b» решает исход поединка.

Белые сдались. Отличная партия!


В четвертом туре Г. Ходос одержал белыми вторую победу – над Р. Бобековым.

Вся партия проходила с преимуществом ростовчанина и была отложена в позиции с необычным соотношением материала: две ладьи, слон и пешка Ходоса противостояли ладье, слону и шести (!) пешкам болгарского мастера. Однако, формальное равенство было иллюзорным: у черных не было никакой реальной контригры, и все доигрывание свелось к техническим разменам и неуклонному «изъятию» с доски черных пешек.

Наконец, на 82-м ходу, убедившись, что гибнет последняя пешка и черные могут получить «натуральный» линейный мат двумя ладьями, Р. Бобеков остановил часы.

На турнире была установлена норма балла международного мастера – 6,5 очков из 11-ти, или «+2». Выйдя на этот рубеж, Герман Лазаревич заиграл спокойно, солидно, имея, видимо, намерение при случае пополнить свой положительный багаж.

Такой случай представился в 6-м туре.

Соперником Ходоса был Рашид Гибятович Нежметдинов – шахматист яркого, острокомбинационного стиля, опытный международный мастер, участник (на тот момент) трех финалов Чемпионатов Советского Союза.

И, тем не менее, наш Гера уже в самом начале партии пошел на штурм.

Его итог: после 20-го хода Ходоса (Kb6) позиция Нежметдинова лежала в руинах.


Черные неминуемо проигрывают качество, да и просто – проигрывают.

Будь наш мастер немного поопытнее, поспокойнее – он бы сбавил обороты, перешел бы к «рутинной» реализации достигнутого перевеса. И, наверняка, – выиграл бы партию. Но…

Победа в этом поединке не просто выводила ростовчанина на «+3», она могла бы стать трамплином для того, чтобы при удачном финише вообще побороться за одно из призовых мест, может быть, даже – за первое.

Вероятно, эти, либо подобные мысли, отвлекали Ходоса, мешали ему сосредоточиться на позиции. Он потерял нить игры, и в партии начались «чудеса». После первого из них «руины» ожили, на доске восстановилось материальное равновесие, замаячили ничейные контуры.

«Чудеса», однако, на этом не закончились. Новая ошибка, случившаяся уже при доигрывании, и… неприметная черная пешка «с» вдруг обрела огромную силу и устремилась в ферзи…

После этой неудачи Ходоса словно подменили. Несколько ничьих, а в 10-м, предпоследнем туре, – новое поражение – от Драголюба Чирича.

В итоге – 50 процентов набранных очков, скромное место в середине турнирной таблицы.

И сколько бы тогда ни говорили, что для первого международного опыта это – неплохой результат, у многочисленных почитателей таланта Германа Лазаревича после турнира остался какой-то осадок… Ощущение чего-то не полностью раскрытого, непоказанного, при наличии – такого потенциала…

О том, каким был этот потенциал, – любители шахмат узнали годом позже, когда мастер Герман Ходос блестяще выиграл новосибирский полуфинал 30-го Чемпионата Советского Союза (13 очков из 15 возможных). Какова была цена подобных побед – любители шахмат со стажем, наверное, помнят…

* * *

Второй ростовчанин, участвовавший в турнире – легендарный гроссмейстер Игорь Захарович Бондаревский, Чемпион СССР 1940-го года, вообще-то, числился… ленинградцем. Однако, некоторая «натянутость» этого утверждения была очевидна для всех, по крайней мере – в Ростове. За «Игоря» болели его многочисленные старые друзья-ростовчане, его буквально «рвали на куски», приглашали выступить с лекциями, сеансами одновременной игры…

В родном городе Бондаревскому игралось нелегко. Годы брали свое.

Не все понимали, что Игорь Захарович уже отошел от активной турнирной практики, переключившись на игру по переписке, на литературную и тренерскую работу. Но – не приехать в Ростов, отказать организаторам турнира – ветеран советских шахмат не мог.

Однажды, гроссмейстеру удалось «тряхнуть стариной»:

И. Бондаревский (СССР)М. Уйтелки (Чехословакия)

Международный турнир памяти М.И. Чигорина, Ростов н/Д, 1961 г.

Защита Нимцовича

1.d4 Kf6 2.c4 e6 3.Kc3 Cb4 4.a3 C:c3 5.bc c5 6.f3 d5 7.cd ed 8.e3 0-0 9.Cd3 Лe8 10.Ke2 b6 11.0-0 Са6 12.Kg3 C:d3 13.Ф:d3 Kc6 14.Cb2 c4 15.Фd2 Ka5 16.Лae1 Kb3 17.Фc2 g6 18.е4 Крg7 19.Cc1 K:c1 20.Ф:c1 h6 21.e5! Kg8 22.f4 f5 23.ef K:f6 24.f5 g5 25.Лe6 Л:e6 26.fe Фe8 27.Фe1 Фg6


28.Л:f6! Кр:f6 29.Фе5+ Кре7 30.Kf5+

Черные сдались.

На 30…Крd8 следует 31.Фd6+ Крс8 32.Ке7+;

В случае же 30…Крf8 черные получают мат в 3 хода:

31.Фh8+ Фg8 32.Фf6+ Крe8 33.Kd6X.


В зале раздались аплодисменты. Многие зрители встали со своих мест, приветствуя успех своего земляка. Затем – вышли в фойе «покурить». Сошлись во мнении, что комбинация Бондаревского напоминает партию Ботвинник-Капабланка 38-го года: взятие на f6, прыжок коня в одном из вариантов на h5, неудержимая проходная пешка «е»… Тут же вспомнили, как уже сам Бондаревский победил Ботвинника в 40-м году на Чемпионате Союза, как в июне 41-го играл в Ростове тренировочный матч с Болеславским…

А ведь с той поры прошло уже двадцать лет. Ровно двадцать лет…

* * *

Во время турнира вспомнились и другие юбилейные даты.

25 лет назад в Ростов впервые приехал Рашид Нежметдинов.

Подробнее о взаимоотношениях этого выдающегося шахматиста с нашим городом рассказывается в главе «Они играли в Ростове».

В этой же статье приведена и знаменитая партия из нашего турнира – Чирич-Нежметдинов, в которой советский шахматист эффектно пожертвовал ферзя и одержал блестящую победу, пожалуй, самую «чигоринскую» из всех результативных партий ростовского мемориала М.И. Чигорина.

На протяжении нескольких туров Нежметдинов был лидером соревнования, но… два поражения на такой короткой дистанции для первого места, все-таки, многовато…

* * *

А победил в турнире – выдающийся советский гроссмейстер Марк Евгеньевич Тайманов.

Ему, также как и Чемпиону РСФСР, мастеру из Омска Виталию Тарасову, удалось пройти всю дистанцию без поражений.

Запомнилась партия Тайманова с Бондаревским, из 7-го тура.

И. Бондаревский (СССР)М. Тайманов (СССР)

Международный турнир памяти М.И. Чигорина, Ростов н/Д, 1961 г.

Староиндийская Нимцовича

1.d4 Kf6 2.c4 g6 3.Kc3 Cg7 4.e4 0-0 5.Сe3 d6 6.f3 Kc6 7.Kge2 a6 8.d5 Ke5 9.Kd4 c5 10.dc bc 11.Ce2 d5

Сделав этот ход, Тайманов не мог усидеть на месте – его артистическая натура требовала какого-то выхода, движения, в глазах появились задорные огоньки. Вероятно, он «поймал» своего соперника на заранее подготовленный, хорошо изученный вариант.

12.Cf4 Фd6!

Грозит 13…К:f3+

13.C:е5 Ф:е5 14.K:c6 Фg5 15.K:e7+ Крh8 16.Ke:d5 Ф:g2 17.Крd2 K:d5 18.cd Лb8 19.Крc2 Cd7 20.Фf1 Фg5 21.f4 Фe7 22.e5 Фb4 23.b3 f6 24.e6 f5 25.Фe1 Лfc8 26.Cc4


26…Л:c4! 27.bc Ca4+ 28.Крd3 Лc8 29.Лc1 Ф:c4+ 30.Крe3 Cd4+ 31.Крf3 Фd3+32. Крg2 Л:c3 33.Л:c3 C:c3 34.Фg3 Ф:d5+ 35.Крh3 Ф:h1 36.Ф:c3+ Крg8 37.Фс8+ Крg7 38.Фc3+ Крh6 39.Фg3 Фb7 40.Фa3 Фe4 41.Крg3 Фe1+ 42.Крh3 Фf1+

Белые сдались.

Черные, после отступления белого короля, дают мат в 2 хода:

43.Крg3 Фg1+ 44.Крh3 Фg4X (44.Крf3 Сd1X).
43.Крh4 Ф:f4+ 44.Крh3 Фg4Х.

Обычно, после окончания партии, соперники задерживались за столом на какое-то время – для анализа, обмена впечатлениями и т.д.

В данном случае все было по-другому. Подписав бланки, Игорь Захарович поспешно покинул сцену. Было заметно, что он огорчен…


На торжественном закрытии турнира, состоявшемся 12-го июня, гостеприимные ростовчане, помимо основных призов, решили раздать «всем сестрам по серьгам»:

Приз газеты «Молот» за лучший результат против призеров (2 из 3) достался гроссмейстеру Льву Полугаевскому;

Мастер Радко Бобеков был удостоен приза за лучший результат в последних четырех турах (3 из 4), который учредила редакция газеты «Вечерний Ростов»;

Союз спортивных обществ и организаций Ростовской области наградил своим призом мастера Драголюба Чирича – за лучший результат, показанный зарубежным участником.

И, наконец, призом Союза спортивных обществ и организаций города Ростова был награжден мастер Вальтер Эстрада – как первый шахматист Уругвая, принявший участие в советском шахматном турнире.

Он тогда был очень популярным человеком в Ростове – Вальтер Эстрада. Из-за некоторого сходства с ростовским мастером Виталием Жилиным, юные ростовчане – любители автографов – часто путали этих шахматистов. Было весело…


Насыщенные шахматными переживаниями, майские – июньские дни 1961-го года пролетели, как одно мгновение.

Международный шахматный турнир памяти М.И. Чигорина, состоявшийся в нашем городе, стал частицей шахматной истории.

Его технические результаты представлены в таблице.


К НАЧАЛУ ГЛАВЫ

К СОДЕРЖАНИЮ КНИГИ К ПОСЛЕСЛОВИЮ


Технологии Blogger.
В оформлении использовано: Esquire by Matthew Buchanan.